Уходящей натурой назвал банковский бизнес Константин Корищенко, бывший зампред ЦБ, а ныне профессор РАНХиГС. Главным ответственным за такое положение дел он назначил центральные банки.

Банковский бизнес во всем мире перестал выполнять свою главную функцию — механизма сбережения денег. «Сейчас никакому здравомыслящему человеку не придет в голову защищать свои деньги от инфляции путем помещения их на депозит в банк. Практически ни в одной стране»,— заявил Корищенко, выступая на XIII Банковском саммите в Сочи.

По его словам, с этой задачей банки успешно справлялись до середины 1980-х годов, когда экономика управлялась по другим принципам и центральные банки не позволяли себе «шалостей с деньгами». «Все более-менее вели ортодоксальную политику и старались удерживать денежное предложение в относительно ограниченных рамках,— пояснил Корищенко.— Этому было дано название, которое сейчас все любят ругать,— монетаризм».

Удар по банковскому бизнесу был нанесен центральными банками, когда те резко повысили требования по ликвидности, предъявляемые кредитным организациям. По сути, регулятор заставил банки покупать ликвидные бумаги, невзирая на их доходность. Даже если она отрицательная. Итог — сегодня в мире скопилось ценных бумаг, приносящих отрицательный доход, на сумму $9 трлн, привел цифры Константин Корищенко. Он привел в пример высокую популярность казначейских бумаг США, на которые идет трех- и пятикратная переподписка, бонды Банка Японии с доходностью 0,3% годовых и др. «Такие страны, на которые еще три-пять лет назад никто бы без слез не взглянул, как Португалия и Испания, сегодня позволяют себе размещать 30- и 50-летние ценные бумаги»,— добавил профессор.

Эта ситуация кардинально меняет подход к самим инструментам сбережения. Константин Корищенко привел в пример некий пенсионный фонд, который инвестирует средства в банкноты номиналом €50. «Приобретает их на средства своих клиентов, складирует их в хранилищах и на этом ведет бизнес. И пользуется большой популярностью»,— добавил эксперт.

В результате сейчас у банков остались две специфические задачи, которые выделяют эту отрасль среди других. Это возможность осуществлять высококвалифицированный риск-менеджмент и возможность оказывать высококачественные расчетно-кассовые услуги.

Оценивая деятельность российского ЦБ, Корищенко вспомнил анекдот про разницу между гроссмейстером и начинающим игроком в шахматы: оба делают одинаковые ходы, но в разной последовательности. «У нас переход к инфляционному таргетированию и плавающему курсу случился тогда, когда — хоть это и не афишируется — во всех ключевых странах от этого отказываются или уже отказались»,— сказал экс-зампред ЦБ. В итоге, по его словам, была создана ситуация, которая затрудняет выход российской экономики из кризиса. При этом достижение регулятором поставленной цели отнюдь не гарантируется.

Антон АРНАУТОВ, Милена БАХВАЛОВА