Необходимость снижения ключевой ставки не вызывает сомнений. Но достаточно ли только этих мер для стимулирования экономики?

Совет директоров Банка России 24 июля вновь снизил ключевую ставку, на этот раз на 0,25 процентного пункта, до 4,25%. Это уже третье снижение с начала «коронакризиса». Дешевые деньги — классический инструмент монетарной политики, предназначение которого в том, чтобы подстегивать топчущуюся на месте экономику. При этом наша экономика даже не топчется, она уверенно падает. ВВП за II квартал, согласно исследованию ЦБ, упал до 9,5—10%, всего по итогам года он снизится, по расчетам Минэка, на 5%. Про V-образное восстановление уже никто не мечтает, ожидаемый рост в 2021 году составит только 2,8%, а на выход из кризиса российской экономике придется потратить четыре года — на два года больше, чем мировой.

В теории, получив возможность доступа к дешевым деньгам, банки более охотно кредитуют реальный сектор под низкие проценты. А это стимулирует экономическую активность. Низкая ставка делает кредит доступнее, деньги более дешевыми, позволяя физлицам и юрлицам брать больше денег в кредит.

Как обстоят дела в реальности? Каким бы это ни казалось странным, во время экономического кризиса, тем более в развивающейся экономике, низкие ставки сами по себе не приведут к заметному улучшению ситуации.

Уменьшение ставки не означает автоматического повышения доступности кредита, как и автоматического понижения ставок по всем категориям кредитов. Для банка первична возвратность кредита, а потери при кредитовании рискованных групп заемщиков возможно перекрыть только чрезвычайно высокой процентной ставкой.

Из чего складывается ставка, по которой банк выдает кредит? В первую очередь, это производная от рисков невозврата, во вторую — от стоимости и ликвидности обеспечения, и только в третью — от стоимости привлечения денег, которая действительно определяется ключевой ставкой.

Да и кто сейчас пойдет брать кредит? Многим нечем выплачивать уже существующие займы. Согласно исследованию Equifax, по кредитам наличными просроченная больше чем на месяц задолженность достигла 3,5 млрд рублей, увеличившись вдвое за время кризиса. Moody's прогнозирует рост доли проблемных кредитов в российских банках с 10% на конец 2019 года до 20% по итогам 2020-го.

У предпринимателей тоже нет заинтересованности обращаться за заемными средствами для производства товаров, которые потребителям не на что покупать. Так что надеяться на рост кредитования реального сектора не стоит. Банки также не будут готовы наращивать кредитование, потому что монетарными стимулами невозможно снизить реальные риски.

Кому снижение ставки действительно может помочь? После оценки ситуации в масштабе всей экономики может показаться, что позитивного влияния низкой ключевой ставки никто не ощутит. Однако есть и бенефициары этого решения — государство и крупный бизнес, который в основном обслуживает госконтракты и само государство. Низкая ключевая ставка позволит государству больше занимать под меньший процент.

Снижая ключевую ставку, регулятор повышает рентабельность крупного бизнеса за счет снижения стоимости оборотных средств. Однако на инвестиции и капвложения это окажет минимальный эффект, так как ключевой здесь является не разница в 1 п. п., а инвестиционный климат, стабильное законодательство, независимость и непредвзятость судебной системы. А вот с этим пока все не очень хорошо. Согласно рейтингу Всемирного банка, Россия занимает 28-е место по инвестиционной привлекательности и легкости ведения бизнеса, а в рейтинге по уровню защиты прав собственности Россия находится на 96-м месте, между Мавританией и Угандой.

Что же будет с небольшими компаниями? В сегменте малого и среднего бизнеса все еще менее радужно. Снижение ключевой ставки на один процент не сможет повлиять на доступность кредитов для некрупного бизнеса, так как банки просто не готовы брать на себя повышенные риски и предпочитают просто отказывать заемщикам, поскольку могут потерять не только проценты, но и все тело кредита. Аналитики «Эксперт РА» оценили, что по итогам 2020 года просрочка по кредитам малому и среднему бизнесу может вырасти до 17—18%, то есть на 5—6 п. п.

Сегменту малого и среднего бизнеса намного сильнее помогли бы прямые меры поддержки или государственные гарантии возврата выдаваемых кредитов, а не снижение ставок.

Как снижение ставки повлияет на физлиц? Платеж по ипотеке почти пропорционален ставке, и логично, что такие кредиты должны стать доступнее для населения. Но сейчас в экономике присутствует гигантская неопределенность, доходы населения падают, люди теряют работу. Это ключевой фактор для большинства людей, принимающих решение об ипотеке. В свою очередь, для банков снижение ставки может стать поводом для ужесточения условий получения ипотеки, они повышают минимальный размер первоначального взноса, чтобы отрезать наименее подготовленных к ипотеке заемщиков.

Доступность ипотеки вырастет только для представителей более обеспеченных слоев населения, которые, по сути, и до падения ставки могли позволить себе покупку жилья в кредит. Для них платеж по ипотеке снизится, уменьшит их долговую нагрузку, и, возможно, это станет поводом оформить ипотеку, несмотря на кризис.

Не стоит ожидать оживления и потребительского кредитования (сегмента кредитов наличными и кредитных карт). На стоимость таких кредитов влияет несколько составляющих: в значительной степени — премия за риск и операционные расходы, ключевая ставка — в меньшей степени. Ставка по необеспеченным кредитам формируется на основе RBP (ценообразование на основе риска). Для самых низкорисковых заемщиков она, скорее всего, снизится на те же 100—125 базисных пунктов, если учитывать последние два снижения, но для остальных такого снижения ждать не стоит. К тому же, в отличие от ипотеки, потребительское кредитование более краткосрочно, а это означает, что доля процентов в платежах по погашению кредита существенно ниже. При снижении процентной ставки сумма платежа изменится незначительно.

Есть опасения, что ситуация не станет существенно лучше — пока риски по заемщикам будут расти, ставки не уменьшатся и кредиты доступнее не станут. А риски начнут уменьшаться, когда начнут восстанавливаться реальные доходы населения, которые не растут седьмой год подряд. Сейчас же получить необеспеченный кредит очень непросто. По данным БКИ, по более чем 60% заявок банки отказывают заемщикам в новых ссудах, и это значение только растет.

Зато на доходность по вкладам это повлияет напрямую. В банковской системе более 20 трлн рублей депозитов физических лиц. И по ним с конца апреля ставка упадет в среднем на 1,75%. Это, в свою очередь, приведет к тому, что реальная ставка по депозитам вообще может стать отрицательной. Снижение доходности по вкладам приведет к перетоку средств физлиц в более рисковые инструменты, начиная от фондового рынка, заканчивая вложениями в финансовые пирамиды.

Как отразится снижение ключевой ставки на банковском бизнесе? На банковский бизнес столь значимое падение ставки также повлияет негативно, так как вызовет компрессию процентной маржи. Весь 2019 год процентная маржа российских банков снижалась на фоне постепенного уменьшения ключевой ставки. Подобная проблема стоит сейчас остро перед европейскими банками. Будучи не в состоянии заработать на кредитах, они вводят различные комиссии за обслуживание счетов. Кроме того, это сказывается на объемах кредитования, которое у европейских банков снижается который год подряд. Снижение ключевой ставки в такой ситуации не поможет, необходимо начинать исправлять ее с немонетарных стимулов. Бесполезно применять монетарные меры при неблагоприятном инвестклимате и не сформированных условиях для комфортного ведения бизнеса.

Что, кроме снижения ставки, может помочь рынку? Для того чтобы снижение процентной ставки было не номинальной, а действенной мерой экономической поддержки, нужно вначале создать условия, при которых и для кредиторов, и для заемщиков риск невозврата кредита станет приемлемым. А это достигается только за счет роста реальных доходов населения и устранения препятствий, а в идеале — установления режима наибольшего благоприятствования для ведения бизнеса.

Помочь исправить ситуацию в части малого и среднего бизнеса могут не столько меры по снижению процентных ставок, сколько государственные гарантии возврата выдаваемых кредитов. Все, что гарантирует возврат более 85% тела кредита, можно отнести в разряд работающих инструментов. В этом случае банки готовы будут активно выдавать кредиты, ведь они будут лишь транзитным механизмом с минимальным андеррайтингом, и тогда у бизнеса появится шанс пережить кризис с минимальными потерями, а у экономики — восстановиться в кратчайшие сроки.

Поэтому прежде всего важно обеспечить гарантированную стабильность доходов и людей, и компаний. Бизнес выступает первоисточником создания стоимости в экономике за счет создания рабочих мест. Без комфортной бизнес-среды, позволяющей предпринимателям расти, нанимать большее количество новых сотрудников и мотивировать существующих, нет смысла рассуждать об экономическом росте и, главное, росте реальных доходов населения.

Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала и. о. директора по рискам БКС Банка Сергею Хайруллину.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции