Если не учитывать «вертолетные деньги», отток валютных и рублевых вкладов в апреле продолжился. Из-за эпидемии и кризиса доходы населения падают, и люди активно тратят сбережения.

Основные тренды российской экономики в условиях двух шоков — обвала нефтяных цен и пандемии — понятны: мощный экономический спад, рост безработицы, падение доходов населения. Пока экономический кризис не переходит в острую фазу, он вялотекущий, потому что «заливается» деньгами государства, да и цена нефти скорректировалась. Но кризис доходит до банков в форме набега вкладчиков, кредитных каникул и т. д. Отрадно, что пока инфляция не пошла в резкий рост и не «выстрелили вверх» процентные ставки. Да и рубль после мартовского обвала усиливается, восстанавливается российский фондовый рынок. Так что «ужас», но не «ужас-ужас-ужас».

ЦБ еще не скоро опубликует отчетность за апрель. Поразительно, но даже отчетность за март еще не опубликована в полном объеме: на сайте ЦБ до сих пор нет 102-й формы (отчет о финансовых результатах) на 1 апреля.

Тем ценнее уже опубликованная отчетность за апрель двух банков — Сбербанка и банка «Санкт-Петербург». Она и аналитический обзор «Финансовый пульс», публикуемый ЦБ, позволяют понять, что происходило с банковским сектором во второй месяц кризиса.

В фокусе внимания — вклады населения, в первую очередь валютные. Ведь в результате двух набегов вкладчиков на банки (сначала — из-за обвала нефти и рубля, а в конце месяца — из-за введения налога на вклады и самоизоляции) валютные вклады за март сократились на 5 млрд долларов, или на 5,3%, в том числе у Сбербанка — на 1,5 млрд долларов, или на 4,5%, а у банка «Санкт-Петербург» — на 35,6 млн долларов, или на 3,4%.

В апреле отток валютных вкладов продолжился, хотя и ослаб. Валютные вклады в целом по банковскому сектору сократились на 1,1%. У Сбербанка они уменьшились на 286,3 млн долларов, или на 0,9%. Банк «Санкт-Петербург» агрегировал 408-е счета, и сумму вкладов по методике ЦБ посчитать на основе его 101-й формы за апрель невозможно. Но видно, что валютные депозиты физлиц сократились на 42,5 млн долларов, или на 5,6%. Впрочем, из-за снижения валютных остатков на 408-х счетах на 12,6 млн долларов очевидно, что и валютные вклады в банке «Санкт-Петербург» уменьшились.

С рублевыми вкладами ситуация сложнее. За март они выросли в целом по банковскому сектору на 19,9 млрд рублей, или на 0,08%. Но этот рост был обусловлен исключительно притоком средств на карточные счета физлиц — клиентов Сбербанка: остатки на счете 40817 выросли на 120 млрд рублей, или на 4,8%. В целом же по банковскому сектору произошел отток средств с рублевых депозитов физлиц. Приток средств на карточные счета физлиц — клиентов Сбербанка был обусловлен выплатами бюджетных средств физлицам.

Аналогичная ситуация произошла и в апреле: в банковском секторе рост рублевых вкладов за месяц составил 1,4%, или 248,7 млрд рублей, причем весь этот рост был обусловлен притоком средств на карточные счета физлиц — клиентов Сбербанка: остатки на счете 40817 выросли на 337,6 млрд рублей, или на 12,8%. Выплаты бюджетных средств физлицам в апреле, в условиях развивающегося кризиса, роста безработицы и резкого снижения доходов населения, еще больше выросли.

Не мудрено, что рублевые депозиты физлиц в Сбербанке увеличились всего на 0,1%, а в банке «Санкт-Петербург» и вовсе упали на 2,2%.

Также следует отметить, что ни в предкризисном феврале, ни в январе рублевые остатки на карточных счетах физлиц в Сбербанке не демонстрировали такой прыти: за февраль они выросли всего на 76,3 млрд рублей, а за январь сократились на 389,6 млрд рублей (что для января характерно).

Так что фактически — если не учитывать «вертолетные деньги» — отток как валютных, так и рублевых вкладов в апреле продолжился (разумеется, эти «ударные» бюджетные выплаты можно назвать «вертолетными деньгами» только условно). Не удивительно, что в условиях оттока вкладов банки вынуждены повышать процентные ставки. С последней декады марта максимальная ставка по вкладам начала повышаться — медленно, но верно: если в третьей декаде марта она составила 5,15%, то в первой декаде мая — 5,508%. Снижение Банком России ключевой ставки не способно переломить эту тенденцию.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции