Пандемия показала реальную составляющую бизнес-моделей компаний. Те, у кого она была устойчивая, а клиентская база стабильная, успешно преодолели последствия ограничений, а многие из них даже расширили свой бизнес. Для тех же собственников, которые свой бизнес могли сравнить с чемоданом без ручки — продолжать работу дорого и тяжело, а бросить жалко, — пандемия все расставила на свои места. Для ряда новых направлений она дала принципиально новые возможности: удаленная логистика, возможность работы через партнеров и многое другое. Конечно, мы не говорим про те компании, чей бизнес просто не мог временно функционировать из-за ограничений.

Корпоративный кредитный портфель АТБ вполне успешно прошел через испытание пандемией. Во многом это связано с тем, что санация позволила очистить кредитный портфель от старых проблем, а формирование нового портфеля происходило с большей осторожностью.

На сегодняшний день мы принимаем новые решения о кредитовании юридических лиц, обращая внимание на устойчивость бизнес-модели компании, стабильность финансового положения, репутацию собственников и прохождение стресс-тестов по нашей внутренней методике. И сегодня мы видим, что выбранный подход дает возможность гармоничного прироста кредитного портфеля, стабильного даже в определенной турбулентности.

Хорошо отработала технология EWS — система раннего предупреждения о проблемах у заемщиков, то есть процедуры мониторинга кредитного портфеля. По определенным признакам мы определяем ряд организаций, которые демонстрируют показатели нестабильности, в том числе по финансовым метрикам, выполнению ковенант, внешним данным. По итогам анализа сигналов EWS наши кредитные аналитики имеют возможность предложить определенную стратегию работы в той или иной ситуации, обговаривая детали ситуации с клиентом.

Например, по итогам прошлого года мы выявили ряд отраслей, в которых кредитование в новом году будет производиться только с учетом ужесточений, то есть специальных стресс-тестов. Это, например, строительство бизнес-центров или оптовая торговля нефтепродуктами.

Интересная практика была наработана в реструктуризации задолженности. Раньше у банка не было такой активной практики реструктуризации, в прошлом году мы запустили программы как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей и физических лиц. В момент принятия решения о реструктуризации важно понимать, за счет чего клиент планирует восстанавливать платежи по завершении периода реструктуризации. Мы видели на рынке примеры того, как банки реструктурировали задолженность, не исходя из критерия возможности восстановления платежеспособности после льготного периода, а для того, чтобы не показывать просрочку на своем балансе. Благодаря послаблениям со стороны Банка России в части резервирования такая практика могла иметь место. В этом году послабления Банка России заканчиваются, и мы вместе увидим реальный эффект на банковскую систему от пандемии. Цыплят по осени считают, и резервы по кредитам — тоже.

В прошлом году мы увидели, что многие наши клиенты значительно улучшили свои финансовые показатели. Поскольку АТБ — опорный банк Дальнего Востока, то в нашем кредитном портфеле достаточно много компаний, специализирующихся на добыче золота. Благодаря росту цен на металл мы видим не только улучшение рентабельности и операционных показателей, но и рост инвестиций в эту отрасль. Совместно с нашей лизинговой компанией мы еще обеспечиваем лизинг оборудования для поддержки развития данного направления.

Новые возможности

Забегая вперед, скажу сразу, что не всем 2020 год «подложил крысу». Однозначно, у многих наших клиентов случилось резкое падение доходов, возникли кассовые разрывы и другие сопутствующие тому неприятности. Однако большое количество компаний благодаря пандемии неожиданно оказалось в выигрыше — например, недропользователи, которые вели добычу драгоценных металлов. Например, золото возросло в цене за 2020 год на 46%.

Кто не рискует, тот…

наверное, точно понимает, как сложно выстроена структура бизнеса, если мы говорим о корпоративном кредитовании. В нашем случае банк оценивает не только компанию, но и все связующие звенья, которые помогают бизнесу работать как часы. И риск любого корпоративного кредитования заключается в том, что что многие наши клиенты напрямую зависят от подрядчиков и поставщиков из сегмента малого бизнеса, которые еще больше пострадали от пандемии.

Важно, что…

в настоящее время, естественно, наблюдается рост отчислений в резервы, так как многие клиенты в той или иной степени имеют негативные тенденции, в ряде случаев способные повлиять на финансовую устойчивость в перспективе.

В чем это выражается? Конечно, это негативная динамика или значительное снижение величины чистых активов. Многие компании не могут без банковской реструктуризации или дополнительного финансирования погасить долг, что влечет за собой существенное увеличение кредиторской задолженности, зависимости от компаний-дебиторов и прочих факторов.

Долг платежом красен

Наверное, сейчас мы подошли к самому интересному. Например, банк готов поддержать бизнес, но возникает вопрос: готов ли бизнес оформить кредит, чтобы потом обеспечить полный возврат средств?

В период пандемии мы приложили максимум усилий, чтобы сохранить и поддержать региональный бизнес. Мы оформляли беспроцентные кредиты на выплату заработной платы сотрудникам заемщика, предоставляли льготный период по обслуживанию долга, реструктурировали кредиты и принимали другие меры поддержки. Значительное количество действующих корпоративных клиентов банка воспользовались предоставленной помощью в том или ином формате.

Тем не менее в банке были разработаны программы по реструктуризации кредитов клиентов, попавших в список предприятий (отраслей), пострадавших от карантина. Мы ежедневно мониторим ситуацию и получаем информацию о проведении реструктуризаций по каждому «проблемному» клиенту. Мы прилагаем максимум сил, чтобы каждый клиент мог выйти из этой непростой ситуации. И сегодня, спустя год после начала пандемии, видим положительный эффект от мер поддержки. Практически все клиенты вернулись в стандартный график платежей.

Отвечая на свой же вопрос «Риск — благородное дело?», однозначно скажу: да. Но в нашем случае дело не столько в благородстве, сколько в реальной возможности помочь и сохранить взаимоотношения с хорошими клиентами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции