Вице-президент по корпоративным и правовым вопросам, член правления МТС Руслан Ибрагимов предложил модернизировать положение о «тайне связи», чтобы выработать более четкий подход к регулированию «больших данных». Об этом он заявил, выступая на конференции «Драйверы рынка «больших данных».

«Мы сегодня живем в определенном правовом парадоксе. У нас закон «О связи» содержит статью «Тайна связи». Мы все знаем, что такое понятие есть, и даже ссылаемся часто на него. Но внимательный анализ показывает, что сама-то статья о тайне связи как таковое определение о тайне связи не содержит. Тайна связи определена давним определением Конституционного суда в 2003 году на основе старого закона, когда еще о современных технологиях практически речь не шла... И сформулировано это определение было настолько широко, что оно связывает операторов по рукам и ногам. Оно смешивает как собственно тайну связи, так и персональные данные, так и тайну личной жизни — все в одно. И мне кажется, что это и есть для операторов главное препятствие на пути входа в рынок «больших данных», — сказал Ибрагимов.

По словам топ-менеджера МТС, если в законе «О связи» модернизировать и установить четкое определение «тайна связи», а затем отделить ее от персональных данных, а персональные — от личных данных, то получится три категории охраняемых данных. В итоге «тайна связи» будет охраняться законом «О связи», персональные данные — законом «О персональных данных», потребуется согласие владельца на их обработку.

Ибрагимов считает, что к регулированию личной информации может быть два подхода: если данные касаются конкретной личности и эту личность можно определить, то обработка тоже потребует согласия пользователя; если речь об обезличенных данных, то такого согласия не потребуется, — это и есть основа для «больших данных».

Вице-президент по развитию цифрового и нового бизнеса «ВымпелКома» Джордж Хелд отметил, что необходимо помнить об этической стороне использования «больших данных». «Мы очень часто забываем об этической стороне использования «больших данных». Какая-то задача может быть решена абсолютно правильно с точки зрения юридической базы, но этически мы как индустрия должны смотреть на это и принимать решения — этически правильно это или нет. В качестве шутки мои data scientists говорят, что могут предсказать, когда девушка бросит своего молодого человека до того, как она на самом деле его бросит. И мы все знаем, что с точки зрения «больших данных» это достаточно простой процесс. И с точки зрения юридической там могут быть согласия и девушки, и молодого человека. Вопрос этики — хотим мы это делать или нет. И для этого, безусловно, саморегулируемые организации внутри индустрии должны существовать, чтобы представлять правильное направление мышления: что является этичным, что допустимо, а что — нет с точки зрения «больших данных», — сказал Хелд.