Стандарты напрокат
Фото: fedpress.ru

Микрофинансовые организации (МФО) готовы облегчить страдания своих заемщиков, попавших в трудные жизненные ситуации. Как стало известно порталу Банки.ру, Национальное партнерство участников микрофинансового рынка (НАУМИР) через две недели выпустит стандарты реструктуризации задолженности, похожие на те, что действуют в банках. Правда, документ будет носить лишь рекомендательный характер.

НАУМИР разрабатывает стандарты реструктуризации задолженности на микрофинансовом рынке, основанные на опыте развитых стран. Рабочее название документа — «Рекомендации по работе с обращениями заемщиков о снижении выплаты просроченной задолженности по договорам микрозайма».

Как сообщил порталу Банки.ру президент национального партнерства Михаил Мамута, документ планируется подготовить примерно через две недели, и он будет носить рекомендательный характер для МФО. По словам Мамуты, стандарты актуальны в первую очередь для сегмента payday loans (PDL — займы до зарплаты).

Инициатором проекта выступила МФО «Деньги напрокат». «Документ практически готов. На этом этапе требуется финальное согласование всех членов cовета НП «МиР» (организация, входящая в состав НАУМИР. — Прим. ред.), и вскоре он может быть представлен общественности», — поделился исполнительный директор компании «Деньги напрокат» Расим Исмаилов.

Не было бы счастья…

«Реструктурировать задолженность по займам (речь может идти о прощении части долга, увеличении периода или отсрочки его выплаты, списании процентов и штрафов) смогут заемщики, которые не способны исполнять свои обязательства по объективным причинам: в случае внезапной потери работы или трудоспособности, пожара в доме или другого несчастья, — обещает Мамута. — Разумеется, МФО потребует, чтобы заемщик доказал наличие у него проблем, по возможности документально».

Глава НАУМИР подчеркнул, что с особым вниманием будет рекомендовано относиться к социально незащищенным гражданам — многодетным матерям, пенсионерам, инвалидам.

«Тут можно сказать так: если допущена просрочка, возможно, проблема не в нежелании заемщика возвращать, а в объективных причинах, в которых стоит разобраться», — вторит Исмаилов. По его опыту, кредитору в ряде случаев не имеет смысла «добивать» заемщика и пытаться взыскать полную сумму долга (с процентами и штрафами), поскольку в итоге это может оказаться безрезультатно.

«При наличии объективных и, что особенно важно, подтвержденных причин заемщик, ушедший в просрочку, может рассчитывать на пересмотр условий по договору, — обнадеживает Исмаилов. — Документ нацелен на безболезненное решение конфликтных ситуаций — как для заимодавца, так и для самого заемщика — вплоть до максимально возможного снижения суммы задолженности». Документ предполагает рассмотрение практически всех случаев возникновения просроченной задолженности. Но решение о реструктуризации займа всегда остается на усмотрение МФО.

МФО хотят так же

Такая опция, как реструктуризация кредита, есть во многих банках. Оказывая данную услугу, банкиры стараются сохранить лояльного клиента, на восстановление платежеспособности которого рассчитывают.

«Многие банки, в том числе и ВТБ 24, практикуют реструктуризацию кредитов своим заемщикам, которые либо уже оказались в объективно сложной ситуации, либо предполагают возникновение серьезных проблем в ближайшем будущем, — комментирует вице-президент, начальник управления потребительского кредитования ВТБ 24 Иван Лебедев. — Разумеется, банк решает вопрос, реструктурировать кредит или нет, в индивидуальном порядке, основательно анализируя причины, по которым клиент какой-то период не способен выполнять свои обязательства».

По данным Лебедева, банк, как правило, предлагает клиенту «растянуть» срок погашения, тем самым снизив сумму ежемесячного платежа, то есть регулярную долговую нагрузку. Также в ряде случаев кредитор может разрешить заемщику в течение нескольких месяцев погашать только проценты, отсрочив выплату тела кредита, то есть основного долга.

«Число клиентов ВТБ 24, воспользовавшихся программой реструктуризации, не превышает одного процента ежегодно выдаваемых банком кредитов, — приводит данные Лебедев. — Важно иметь в виду, что банк оказывает такое содействие только заемщикам, у которых есть реальные шансы восстановить платежеспособность».

Игра «Цивилизация»

«Выходя на рынок, мы прекрасно понимали, что отрасль имеет определенный уровень рисков, — рассказывает о причинах возникновения инициативы Расим Исмаилов. — Продукт PDL существует для решения срочных повседневных задач потребителей. Зачастую отсутствие должного уровня финансовой грамотности у заемщиков приводит к невозможности выполнения своих обязательств». Четкое понимание проблем своих клиентов и привело к тому, что «Деньги напрокат» вышли с идеей разработки стандартов реструктуризации микрозаймов.

Исмаилов утверждает, что МФО — члены НП «МиР», которое ведет огромную работу по становлению отрасли, выступают за цивилизованность и прозрачность рынка. О том, что новый стандарт положительно повлияет на формирование цивилизованного рынка микрозаймов, говорит и заместитель гендиректора по развитию бизнеса, член правления МФО «МигКредит» (эта компания тоже принимает участие в разработке документа) Динара Юнусова.

«Его соблюдение должно стать одним из конкурентных преимуществ МФО, подчеркнуть сервисную составляющую работы такой компании, — надеется Юнусова. — Этот стандарт важен прежде всего для отрасли, которая, приобретая цивилизованные формы, способствует увеличению числа заемщиков и, соответственно, прибыли наиболее эффективных игроков рынка микрофинансирования».

Юнусова и Исмаилов отметили, что и их компании, и другие крупные МФО уже применяют схемы реструктуризации.

Не все так просто

Как пояснила Юнусова, если речь идет об отсрочке платежа на короткое время, то серьезных проблем обычно не возникает. В компании «МигКредит», к примеру, отсрочку можно получить при условии, что заемщик за три дня до указанной в договоре даты платежа уведомит о проблемах своего финансового консультанта и назовет причину, по которой не может выполнить обязательство в срок. «Никаких документов при этом предъявлять не надо», — уверяет Юнусова.

Однако она обращает внимание на то, что вопрос именно реструктуризации гораздо сложнее. «Компания терпит убытки даже при частичной реструктуризации задолженности, когда увеличиваются сроки выплат без увеличения текущей долговой нагрузки по займу, — рассказала Юнусова. — Поэтому мы резко ограничиваем круг лиц и, самое главное, ряд причин, которые дают возможность частичной реструктуризации займа: это может быть временная потеря работы, потеря трудоспособности, смерть близкого и некоторые другие серьезнейшие события, негативно влияющие на текущую платежеспособность заемщика».

Опасный поворот

Каждый случай будет рассматриваться кредитором в отдельности и всесторонне, чтобы избежать мошенничества со стороны клиентов МФО. «Действительно, этот вопрос не раз поднимался при обсуждении стандартов по реструктуризации задолженности заемщиков МФО, — вспоминает Юнусова. — Однако практика нашей компании показывает, что возможностью частичной реструктуризации задолженности пользуется крайне малое количество заемщиков». По ее статистике, в «МигКредите» количество тех, кто по правилам компании имеет возможность воспользоваться какими-либо видами частичной реструктуризации и в итоге воспользовался, не превышает 0,15% от общего числа заемщиков компании.

«К тому же сегодня технологии распознавания мошенников в компании работают настолько эффективно, что мы не опасаемся увеличения числа случаев так называемого нарочного невозврата, — продолжает Юнусова. — Каждый случай реструктуризации задолженности рассматривается отдельно с помощью механизмов службы безопасности, скоринга, а также в ходе личной работы с должником персонального финансового консультанта».

Расим Исмаилов также не опасается роста числа злоупотреблений. Он считает, что каждая компания имеет собственные инструменты оценки рисков, будь то службы безопасности, авторизации, скоринговые системы и т. д. Если заемщику удастся обмануть кредитора, то это в первую очередь — по недосмотру последнего.

Верной дорогой идете

Формирование рынка микрофинансирования идет очень быстрыми темпами. «Законодательная база, регулирующая данное направление предпринимательской деятельности, начала формироваться с 2011 года, когда вступил в силу закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». После этого микрофинансовая отрасль стала полноценным участником российской финансовой системы», — констатирует ведущий юрист юридического агентства «Правый берег» Лев Герчаков. Но, по его мнению, деятельность МФО все еще недостаточно регламентирована. «Общеизвестны случаи выдачи займов населению под грабительские процентные ставки», — напоминает Герчаков.

В связи с этим ему представляется положительным то, что НАУМИР готовит стандарт по реструктуризации задолженности в микрофинансовом сегменте. «В западных странах достаточно распространено саморегулирование внутри различных бизнес-отраслей, с помощью которого назревшие проблемы разрешаются еще до вмешательства государства в лице контролирующих органов», — мотивирует свою позицию ведущий юрист компании «Правый берег».

С его точки зрения, если НАУМИР действительно намерено добиться положительного результата, то важно, чтобы оно опубликовало в СМИ список организаций, которые согласились соблюдать стандарты, а также донесло до потребителя их содержание. Впоследствии, полагает Герчаков, НАУМИР должно контролировать соблюдение стандартов организациями-участниками, а также сообщать о случаях, когда те, кто согласился ими руководствоваться, по факту этого не делает.

Мы новый мир построим

Михаил Мамута надеется, что на практике появление возможности реструктуризации займов приведет к тому, что население все больше станет доверять крупным МФО, зарегистрированным в соответствующем государственном реестре и стремящимся работать по западным стандартам.

«Можно сказать, что, помимо повышения эффективности компаний и снижения уровня социальной напряженности, внедрение рекомендаций повлечет за собой реальную лояльность потребителей — клиентов МФО», — соглашается Расим Исмаилов. Он рассчитывает, что стандарты будут работать на практике, но не берется говорить за всех коллег.

«Не будем забывать о том, что стандарты носят рекомендательный характер. У НАУМИР нет рычагов принуждения МФО к соблюдению подобных стандартов, — делает важную оговорку Динара Юнусова. — Однако мы надеемся, что все большее количество МФО присоединятся к соблюдению правил реструктуризации и что пример более эффективной работы компаний, соблюдающих эти правила, окажется заразительным».

«Очевидно, что принятые стандарты не будут обязательны для МФО. Однако, если участники рынка будут их соблюдать, это повысит их деловую репутацию и привлекательность для населения», — поддерживает микрофинансистов Лев Герчаков.

Защитник прав заемщиков, начальник управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег Прусаков не видит проблемы в том, чтобы такие стандарты работали на практике.

«Все эти вопросы решены в законодательстве. По сути, речь идет о реализации статьи 450 «Основания изменения и расторжения договора» и статьи 451 «Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств» Гражданского кодекса (ГК), — указывает Прусаков. — Там прописано, что изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором. А изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях».

То есть, делает вывод Прусаков, реализация стандартов на практике зависит от сторон договора (МФО и заемщика), любая из которых может выступить инициатором изменений.

При этом Лев Герчаков полагает, что, учитывая рекомендательный характер разрабатываемых стандартов, параллельно обязательно должен идти процесс усиления государственного надзора за МФО и пресечения возможных недобросовестных действий с их стороны, а также развитие законодательной базы, устанавливающей для этих организаций правила, которые не позволяли бы нарушать права потребителей.

Юлия ПОЛЯКОВА, Banki.ru