Банк России хочет разрешить участникам финансового рынка совмещать разные виды деятельности. Например, страховщиков и негосударственных пенсионных фондов. Кто от этого выиграет?

Сейчас на каждый вид финансовой деятельности требуется своя лицензия, и почти все сочетания разных лицензий у одной компании запрещены. Например, банки не могут заниматься страхованием, а НПФ — совмещать свои услуги с депозитарной или брокерской деятельностью. «Существует серьезная сегрегация деятельности, — рассказал заместитель председателя ЦБ РФ Владимир Чистюхин на пресс-конференции, посвященной консультационному докладу «Совмещение видов деятельности на финансовом рынке». — Вместе с тем клиенты финансовых компаний хотят получать услуги по принципу «единого окна», то есть максимальный перечень через одну компанию».

Банк России изучил зарубежный опыт, опросил российских участников финрынка и предложил реформу.

Что предлагает регулятор

1. Разрешить финансовым организациям оказывать клиентам нефинансовые услуги, например заниматься агентской деятельностью, доверительным управлением и инвестиционным консультированием.

2. Нефинансовым и некредитным организациям позволить оказывать отдельные платежные услуги. Например, по поручению клиента проводить платеж.

3. Финтех-компаниям разрешить в пилотном режиме и на основании временных лицензий заниматься некоторыми видами финансовой деятельности, например выдавать займы или проводить платежи. «Это пока дискуссионная история, — говорит Чистюхин. — Но у нас должна быть регуляторная среда, чтобы реализовать какие-то новые конфигурации финансовых услуг, которые покажутся нам привлекательными в первую очередь для потребителей, но еще не описаны законодательством».

4. Разрешить совмещать виды деятельности со схожим базовым риском, то есть НПФ дать возможность заниматься страховой и нефинансовой агентской деятельностью, а страховым компаниям — предоставлять услуги по доверительному управлению и заключать пенсионные договоры негосударственного пенсионного обеспечения (НПО).

Страховщикам откроют путь к пенсиям

Примеры такого совмещения деятельности есть в зарубежной практике: в Германии страховые организации оказывают схожие пенсионные услуги, получая дополнительную лицензию, в Польше для этого регистрируют пенсионную схему. «Тенденция к переходу от лицензирования финансовых организаций к регулированию видов деятельности — тренд, свойственный многим странам с развитыми финансовыми рынками, — говорит президент НАПФ Сергей Беляков. — Финорганизациям, в случае получения необходимых лицензий на ту или иную деятельность, разрешено предлагать клиентам смежные с основным видом деятельности продукты. Более того, считаем, что законодательно установленное у нас правило об исключительности видов деятельности НПФ — пережиток старой некоммерческой формы НПФ и давно не отвечает современным реалиям».

Сейчас в России СК и НПФ де-юре не совмещают деятельность, но де-факто продукты СК (пенсионное страхование) и НПФ (пенсионные планы) схожи. Сборы, по словам вице-президента ВСС Виктора Дубровина, по итогам первого полугодия 2021 года — около 2 млрд рублей. «В определенных деталях продукты пенсионного страхования или НСЖ от страховщиков представляются интереснее (точно не хуже), чем продукты НПФ, но при этом рынок НПО НПФ больше, — считает он. — Причины этого разнообразны: налоговые льготы, доступ к крупному корпоративному бизнесу, участие в составе финансово-промышленных групп и так далее. Сильно отличаются и регуляторные требования».

Продукты НПФ и страховых компаний, естественно, различаются. Например, в полисах есть страховая составляющая, а в в пенсионных планах НПФ — нет. Но суть их одна — помочь клиенту накопить дополнительную пенсию. На этапе ее выплаты деятельность НПФ и СК вообще сходна. Поэтому регулятор и предлагает разрешить страховщикам жизни заняться пенсионными планами, соблюдая требования для НПФ. А НПФ — продавать страховые продукты, соблюдая требования страхового законодательства. Это «увеличит конкуренцию как на пенсионном, так и на страховом рынке и снизит возникающий при предоставлении такими финансовыми организациями сходных финансовых услуг регуляторный арбитраж», говорится в докладе ЦБ РФ.

Что выиграют компании, а что — клиенты

Если компании будут совмещать разные виды деятельности в одном юрлице, то, по мнению регулятора, это позволит им сократить расходы. Например, сэкономить можно на создании и ведении деятельности отдельных юрлиц, необходимых, по сути, только для выполнения требований к совмещению видов деятельности. Плюс не нужно будет идентифицировать клиента. Сыграет свою роль и эффект масштаба — например, централизация бэк-офиса и отказ от дорогостоящих услуг внешних провайдеров в пользу самостоятельного оказания услуг. Сокращение издержек и увеличение доходов финорганизаций, по задумке Банка России, стимулирует создание новых тарифных моделей и снижение клиентских комиссий.

Участники рынка на нынешнем этапе обсуждения реформы с аргументами согласны. «Совмещение видов деятельности, безусловно, должно позитивным образом повлиять на конкуренцию между самими НПФ и между НПФ и СК, что подтолкнет их к улучшению потребительских свойств предлагаемых финансовых продуктов, — считает Сергей Беляков. — В конечном итоге в выигрыше останутся клиенты».

По мнению президента «Совкомбанк Жизни» Жанны Гончаровой, длительного времени на решение инфраструктурных вопросов не потребуется, так как системы регулирования страхования жизни и НПФ похожи. «Уже сейчас НПФ и компании по страхованию жизни пользуются одними и теми же каналами дистрибуции, при объединении такая синергия станет еще более эффективной, — говорит она. — К дистрибуции услуг НПФ подключатся агентские сети. Клиенты получат возможность комплексных предложений в области финуслуг, например, «пенсионные» клиенты — рисковую защиту (в том числе на случай наступления обстоятельств, требующих долговременного ухода). А страховые компании и НПФ будут выровнены в праве допуска к индивидуальному пенсионному капиталу граждан».

О расширении линейки продуктов говорит и генеральный директор «СберНПФ» Александр Зарецкий: «Изменения, которые предлагает регулятор, могли бы помочь сделать продукты НПФ более разнообразными и привлекательными для клиентов — это позитивный момент с точки зрения потенциальных клиентов. По действующему законодательству, ОПС и НПО являются исключительным видом деятельности для НПФ. Вместе с тем взрывное развитие экосистем дает компаниям уникальные возможности для «обогащения» своих продуктовых решений смежными сервисами, которые делают их более привлекательными и удобными для клиентов. В нашем случае это могло бы быть страхование на случай инвалидности, медицинские сервисы и прочее».

Какие новые продукты появятся

В первую очередь — полисы долевого страхования жизни (ДСЖ), о которых Банки.ру не так давно рассказывал. Возможность их появления прописана в консультационном докладе Банка России отдельной главой. Их смогут предлагать и страховщики, и НПФ.

ДСЖ — продукт накопительного страхования жизни, в котором сочетается страховая часть (например, покрытие риска смерти, несчастного случая, заболеваний, утраты дееспособности) и гибкость инвестирования — инвестиционная стратегия зависит от пожеланий страхователя, его риск-аппетита, допускаются вложения в инструменты с повышенным риском для получения повышенной доходности. Правда, и риски велики: доходность может оказаться и минусовая, а ДСЖ, в отличие от ИСЖ, не предполагает фиксированного возврата капитала (первоначального взноса). Хотя западный опыт показывает, что, несмотря на риски, ДСЖ (которое там называется unit-linked) весьма популярно. Например, в ЕС на него и сходные с ним продукты приходилось 36% страховых премий в сегменте страхования жизни в 2019 году.

Учитывая, что главное недовольство российских клиентов вызывает как раз низкая доходность финансовых продуктов, ДСЖ имеет шанс прижиться и у нас. Ни у ИСЖ, ни у пенсионных накопительных продуктов пока не видно быстрых перспектив для повышения доходности из-за жестких регуляторных ограничений. Более того, страховые накопительные продукты регулятор собирается еще ужесточить. Доходность пенсионных продуктов НПФ, по словам Александра Зарецкого, тоже связана с определенными ограничениями в законодательстве. «Сегодня НПФ обязаны гарантировать сохранность взносов клиента по добровольным пенсионным программам на горизонте одного года, — объясняет он. — Это накладывает определенные ограничения на инвестстратегии НПФ и вынуждает большую часть резервов размещать в гособлигации, а не в акции, например, которые более рискованные, но дают более высокую доходность. Как результат, фонды ограничены в предложении различных инвестстратегий. При этом в отношении пенсионных накоплений горизонт «безубыточности» составляет пять лет».

Когда страховку можно будет купить в НПФ?

Пока реформа в самом начале пути — первые замечания и предложения участников рынка к консультационному докладу будут приниматься до 1 октября. Ну и еще несколько лет уйдет на то, чтобы разработать поправки в законодательство.

СК и НПФ хоть и рады инициативе регулятора, но комментируют ее осторожно.

«Реализация инициативы по совмещению лицензии имеет много подводных камней и деталей, которые в настоящее время Банк России не раскрывает, и, скорее всего, эти важные детали будут прорабатываться по итогам общественного обсуждения доклада, — отмечает Дубровин. — Поэтому ответить сейчас, что страховщики этим заинтересуются, непросто, большинство из них будет очень внимательно оценивать затраты и новые возможности, именно в их деталях».

К рискам, которые сейчас видит регулятор, Владимир Чистюхин относит:

  • эффект «заражения» между разными бизнес-направлениями (проблемы одного направления требуют вливания от других, что делает общую конструкцию менее устойчивой);
  • вероятность системных рисков: компании за счет совмещения видов деятельности приобретут больший масштаб;
  • конфликт интересов;
  • внедрение на одной платформе разных услуг может потребовать серьезных усилий.

Еще один риск — поглощение более крупными финигроками управляющих компаний. Об этом в письме регулятору говорит Национальная ассоциация участников фондового рынка. «Оптимизация расходов может заставить более крупные организации финансовых групп — банки и страховщиков — поглотить их УК, что приведет к снижению, а не к усилению конкуренции на рынке и в конечном итоге навредит, а не поможет потребителям услуг».

Кроме того, само по себе совмещение видов деятельности не решает вопрос роста спроса на долгосрочные накопительные пенсионные программы. «Мы видим, что за последние годы было сделано много попыток развития НПО, но результаты пока далеки от целевых показателей, — говорит Дубровин. — И качество продуктов тут ни при чем, многие НПФ показывают неплохую доходность, плюс есть налоговые льготы, плюс различные системы софинансирования и стимулирования. То есть при желании несложно найти интересный и выгодный продукт. При этом мы видим огромные средства населения на депозитах (с еще более низкой доходностью) и практически национальную мечту — купить квартиру и в старости сдавать ее. Таким образом, повышение конкуренции и новые продукты (сервисы) — это важно, и нужно их развивать, но предстоит огромная работа в части формирования доверия и культуры долгосрочных накоплений».

Согласен с ним и Сергей Беляков, который считает, что совмещение видов деятельности — это лишь один из важных шагов. «Необходимо принять комплекс мер для стимулирования граждан активнее участвовать в процессе накопления будущей пенсии, включающий систему значимых налоговых вычетов, гарантирование сохранности всей суммы пенсионных накоплений граждан, а также введение софинансирования накоплений, сформированных гражданами со стороны работодателей и государства», — говорит он.

Ольга КОТЕНЕВА, Banki.ru