«Пока нефть выше 40 долларов, серьезных потрясений для нашей финансовой системы не будет»

«Пока нефть выше 40 долларов, серьезных потрясений для нашей финансовой системы не будет»

Александр Кудрин
независимый аналитик, экс-глава аналитического департамента Sberbank CIB
6870 6

Независимый аналитик, экс-глава аналитического департамента Sberbank CIB — о будущем росте цен и о том, что будет влиять на курс рубля в 2019 году.

Какие угрозы экономическому росту вы видите в следующем году? И, в частности, как оцениваете фактор инфляции? Насколько большого роста цен нам ждать?

— Сейчас инфляция на уровне 3,8%, но шансы на то, что мы преодолеем таргет ЦБ до конца года, достаточно велики. Думаю, что уйдем к 4—4,1%. Нельзя исключать, что это ускорение станет дополнительным аргументом для ЦБ, чтобы повысить ставку уже на ближайшем заседании (14 декабря. — Прим. Банки.ру).

Является ли эта инфляция долгосрочным риском — вопрос спорный. Думаю, всплеск цен будет кратковременным, и в конце 2019 года инфляция снова опустится ниже 4%. Говорить, что инфляция — существенный риск для экономики в текущих условиях, я бы не стал. Значительного ускорения ВВП ждать не стоит, но где-то в пределах прогнозируемых правительством 1,5—1,8% рост мы увидим.

— Можно ли назвать такой рост органическим? Не секрет, что у нас в упадке целые отрасли. Взять, например, сельское хозяйство...

— Сельское хозяйство очень хорошо поднялось после 2014 года, сейчас оно демонстрирует более слабую динамику. Но я не вижу здесь какой-то проблемы, за периодом роста следует некоторый спад. В целом же рецепт экономического роста, основанный на потреблении, уже не работает. Потому что доходы граждан в реальном выражении не растут уже который год. И надеяться на смену этого тренда в ближайшее время вряд ли стоит. Тем не менее повышение производительности труда может привести к заметному прогрессу и более существенному росту экономики. Для этого нужны инвестиции компаний в модернизацию производства, новые проекты. Но это медленный путь, эволюционный. Не получится решить эту проблему за год или два.

— Но ведь многие компании, напротив, сокращают капитальные затраты...

— Проблема невысокой инвестиционной активности, действительно, существует. Ситуация остается неоднородной. Тем не менее примеры успешных инвестиций существуют. Если говорить не о государственном, а о частном секторе, то здесь инвестиции более эффективны. Особенно если говорить о затратах, которые приводят к повышению эффективности производства. Любая компания заинтересована в том, чтобы максимизировать прибыль.

— Как это соотносится с растущим выводом капитала из России?

— Рост оттока капитала — это оборотная сторона растущего профицита счета текущих операций. То есть если, например, экспортер получил выручку в долларах или евро и оставил на счетах валюту, то это методически считается оттоком капитала. Это абсолютно техническая вещь.

— То есть, выходит, компании получают прибыль и оставляют средства в валюте. Это как-то связано с ожиданием дальнейшего ослабления рубля? Например, из-за валютных интервенций, которые ЦБ обещает возобновить в январе?

— Рынок уже ждет возобновления валютных интервенций ЦБ в интересах Минфина, и поэтому какой-то острой реакции я не ожидаю. Шока не будет. Тем более что в первом и четвертом кварталах счет текущих операций остается сильным за счет сезонного фактора. Экспортеры получают больше валютной выручки с наступлением осени и зимы, так как продают больше нефти и газа. Этот приток долларов и евро с лихвой компенсирует покупки ЦБ. Другое дело, если ЦБ откажется от покупок валюты в январе и возобновит интервенции, скажем, в феврале, то для рубля это будет хорошей новостью.

— То есть не стоит делать ставку на рост доллара и евро?

— Против рубля в краткосрочной перспективе скорее нет, чем да. Поведение американской валюты напрямую зависит от того, как рынок будет реагировать на повышение ставок ФРС и насколько оно будет значительным. Но если выбирать между валютами, то я бы сделал ставку на евро. Европейская валюта выглядит крепче, и если сейчас ее курс к доллару находится где-то в районе 1,13—1,14, то к середине следующего года евро может подорожать до 1,16—1,18 доллара. Хотя многое будет зависеть от того, как пойдет Brexit.

Конечно, с точки зрения сохранения сбережений инвестора обычно интересует процентная ставка. Доходность долларовых инструментов сейчас растет. Вы, наверное, обратили внимание, как изменились банковские ставки по долларовым депозитам. Разумнее хранить накопления в корзине валют.

— Помимо санкций, нефтяных цен и покупок валюты ЦБ, что еще будет влиять на курс рубля?

— Последнее время рубль стал менее зависим от нефти. Но это временно, потому что в отсутствие ЦБ на рынке скопился запас валютной ликвидности. В следующем году придется больше внимания уделять новостям из Саудовской Аравии, оценивать заявления ОПЕК. Но пока нефть выше 40 долларов, серьезных потрясений для нашей финансовой системы не будет.

— Что опаснее для нашего фондового рынка: санкции или падение цены на нефть?

— Санкции уже заложены в ценах на акции и облигации. Как только против России принимается новый пакет, следует шок, но затем рынок постепенно восстанавливается. Отток средств нерезидентов больше связан с общим трендом бегства в долларовые активы. Если бы иностранцы были на 100% уверены в том, что санкции будут введены, да еще и в самом жестком варианте, то у нас в ОФЗ их доля была не 25%, а ноль. А вот если нефть упадет до 40 долларов, это станет настоящим испытанием не только для финансового рынка, но и для всей экономики.

— Помимо сбережений в валюте и банковских вкладов все больше людей выбирают государственные облигации. Насколько это надежный инструмент с учетом ожиданий роста ставки и оттока иностранцев?

— В надежности данного инструмента сомневаться не приходится, но рыночные риски в нем, безусловно, присутствуют. Есть риск новых санкций, и его никто не отменял. Есть риск со стороны регулятора, который может продолжить повышать ставку, и это сдвинет доходности. Но есть еще и риск со стороны Минфина, который, напомню, планирует в следующем году разместить бумаги на 2,5 триллиона рублей. Но если посмотреть на успехи ведомства в этом году, то пока они привлекли около триллиона. Будет ли спрос на сумму в два с половиной раза большую?

Скорее всего, занимать слишком дорого Минфин не станет, и планы заимствований будут скорректированы. У нас профицитный бюджет, и значительная часть выручки от размещения ОФЗ идет на покупку валюты для Фонда национального благосостояния. От части госзаймов мы можем легко отказаться, скорректировав бюджетное правило. А чтобы рефинансировать предыдущие заимствования, правительству достаточно разместить в следующем году облигации на 800 миллионов рублей. Это можно сделать, опираясь только на спрос со стороны российских институциональных инвесторов.

Какие облигации тогда покупать?

— Пока на рынке такая неопределенность, разумно отдавать предпочтение коротким облигациям. Даже бумаги со сроком погашения от года до двух лет дают хорошую премию к ключевой ставке. Даже если она вырастет, то эта премия все равно сохранится. Я не думаю, что повышение ставки сильно повлияет на их стоимость. А с учетом того, что ситуация с ликвидностью в будущем году улучшится, на волне спроса облигации еще могут вырасти в цене.

— А что делать с долгосрочными бумагами, которые есть в портфелях многих инвесторов?

— Некоторые инвесторы уже перемещают длинные выпуски в портфели до погашения. Частному инвестору, наверное, точно не стоит их покупать. А если они уже есть в портфеле, то лучше немного сократить позиции.

Беседовал Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru