Должник как на ладони
Фото: Photobeps/Depositphotos.com

Судебные приставы ставят себе на службу новые технологии. Системы распознавания автомобильных номеров уже помогают возвращать миллиарды рублей. На очереди — распознавание лиц.

В 2018 году Федеральная служба судебных приставов, согласно собственному отчету, получила для принудительного исполнения 60,3 млн исполнительных документов (26,5 млн — из судов, 19,6 млн — из ГИБДД и 14,2 млн — из иных органов). Погоня за должниками — дело хлопотное и дорогостоящее. У судебных приставов-исполнителей нет на это времени. По данным того же отчета, на каждого из них в прошлом году приходилось 3,7 тыс. исполнительных производств — по десять на каждый день года, включая выходные.

Поэтому служба использует против должников, особенно физических лиц, «оружие массового поражения».

Шлагбаум на границе

Самый мощный рычаг, позволяющий эффективно принуждать должников к выплате штрафов, алиментов, задолженностей по ЖКХ и по кредитам, — запрет на выезд за рубеж. Его сила определяется тем, что он не требует от приставов никаких усилий, кроме самого оформления запрета. Достаточно начать исполнительное производство, и если долг превышает сумму 10 тыс. рублей, то судебный пристав имеет право запретить должнику выезд.

В 2018 году сотрудники ФССП России вынесли 5,7 млн постановлений о временном ограничении на выезд из России. С учетом постановлений, действовавших на начало того года, на исполнении в Пограничной службе ФСБ России в прошедшем году находилось 7,5 млн постановлений.

Этому способу приписывают поистине волшебную силу. Например, в I квартале 2019 года не имели возможности выехать 4,4 млн человек (разница с цифрами 2018 года объясняется тем, что запреты постоянно не только объявляются, но и снимаются после выплаты долга). За три месяца были погашены долги на общую сумму 19 млрд рублей, и по состоянию на 1 апреля запрет действовал в отношении 3 млн человек. Конечно, не все из этих людей оплатили долг, планируя временно покинуть пределы России, — все мотивы выплативших не знает никто. Но если вспомнить, что, по данным пограничников, российские граждане совершили в 2018 году 44,6 млн поездок за границу (большая часть их была нетуристическими), то цифры не выглядят сильно завышенными.

У этого способа добиваться возврата долгов, однако, есть естественные ограничения. Хотя этот инструмент продолжает совершенствоваться (этой весной ФССП объявила о закрытии лазейки выезда через Белоруссию, согласовав с пограничникам этой страны доступ к базе запретов), но, как показал опрос «Левада-центра» в 2016 году, менее чем треть россиян (28%) имеют на руках действующий загранпаспорт. А 60%, согласно этом опросу, вообще никогда не бывали за пределами России. Цифры эти вряд ли кардинально изменились. Это значит, что для значительного числа должников запрет на выезд вообще не создает проблем.

Ловля в потоке — работа для автомаршала

Для них у ФССП есть еще один эффективный инструмент, которому в массовом сознании уделяется гораздо меньше места. Объектом давления является еще одно достижение новой России — массовое владение автомобилями. Конечно, розыск автомобиля «ногами» — на то он и средство передвижения — ничуть не проще розыска других активов, которые можно обратить на погашение долга.

Но с появлением у приставов мобильных аппаратно-программных комплексов по распознаванию номеров (технология, аналогичная применяемой в камерах слежения, которые сейчас используются при выписывании штрафов за превышение скорости) ситуация резко поменялась. Впервые эта технология для сбора долгов прямо на дорогах была использована в конце 2009 года в Череповце. Объясняется это тем, что в этом городе расположена компания — производитель таких комплексов (ныне она называется «Малленом Системс»). Комплекс «Дорожный пристав» (на основе системы распознавания номеров «Автомаршал») стоил около 100 тыс. рублей и за семь месяцев использования позволил вернуть несколько сот тысяч рублей долга. В июне 2010 года один комплекс приобрела городская администрация Вологды и передала в пользование местным приставам. В 2011 году технологию освоили приставы в Приморье, сейчас, по данным на сайте компании, она используется в 35 регионах страны.

В 2013 году петербургские приставы стали использовать разработку конкурента «Малленом Системс» — компании «Росси». Аналогичный комплекс «Поток-Д» этой компании (а позже «Поток-М» на базе фургона «Газель») и «Дорожный пристав» и составляют основу арсенала ФССП.

Пристав в засаде опасен

Эта технология на вооружении приставов показала очень высокую эффективность. Общение с приставом лицом к лицу и угроза лишения автомобиля творят чудеса. Когда в прошлом году покидал пост главный санкт-петербургский пристав, в заслугу ему поставили именно внедрение «Потока-Д». В 2017 году Счетная палата в аудиторском заключении по поводу уплаты дорожных штрафов в 2015—2016 годах специально рекомендовала опыт Татарстана. Там с помощью пяти «Дорожных приставов» было взыскано порядка 4 млн рублей, наложены 42 ареста на имущество должников, включая пять автомобилей.

В Санкт-Петербурге за шесть первых месяцев 2019 года «Поток-Д» помог судебным приставам вычислить 12 тыс. должников, которые погасили более 90 млн рублей задолженности. С машинами распрощались 426 водителей, 65 автомобилей изъяли для оценки и последующей реализации в счет погашения долга. Вне мегаполисов приставы тоже не отстают. В Брянске с октября 2018-го по январь 2019 года с помощью «Потока» было произведено 45 арестов имущества должников на сумму более 5,6 млн рублей. А в Тюмени только за один день этого года — 10 июля — остановлено 180 автомобилей должников, 19 из которых арестованы в счет долгов, что позволило закрыть 140 исполнительных производств.

Общих достижений «Дорожных приставов» и «Потоков» отчетность ФССП, к сожалению, не содержит. Однако известно, что в 2018 году разыскано 7,9 тыс. автотранспортных средств, принадлежащих должникам, а в результате фактического ограничения специального права (оно подразумевает приостановление действия водительских прав в отношении всех видов транспорта до исполнения требований исполнительного документа в полном объеме) взыскано 7,9 млрд рублей. Из них 3,7 млрд рублей составили алиментные платежи (дело в том, что долг среднего неплательщика алиментов превышает 100 тыс. рублей и именно такие водители больше всего рискуют лишиться автомобиля). Судя по данным отдельных рейдов, самый значительный вклад в этот результат принесли засады на дорогах.

Самые популярные дебетовые карты с бесплатным обслуживанием

Выбор пользователей Банки.ру
Название Проценты на остаток, % Стоимость обслуживания, ₽ Cashback Оформить
нет 0 есть
до 7% 0 - 1 188 до 20%
до 6% 0 - 1 188 до 5%
до 6% 0 - 1 200 до 10%
5% 0 - 1 788 есть

Будьте спокойны — вы бессильны

На дорогах приставы могут действовать только совместно с сотрудниками ГИБДД. Перед началом рейда в ноутбук, входящий в комплекс, загружается свежая база должников. На месте видеокамера сканирует номера проезжающих машин и распознает их. Если регистрационный номер совпадает с одним из номеров в базе, оператор получает сигнал. Инспектор ГИБДД останавливает машину, но общается с должником-водителем судебный пристав. У него есть широкие полномочия: он может вручить квитанции на оплату и сразу ее принять, вручить постановление по исполнительному производству, арестовать имущество, в данном случае — автомобиль или другие ценные вещи, которые имеются при должнике (чаще всего в отчетах о рейдах упоминаются смартфоны и видеорегистраторы).

Каковы шансы, что автомобиль будет изъят? «Обращению взыскания на автотранспортное средство, как правило, предшествует его арест. Арест включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования автомобилем или его изъятие. Вид, объем и срок ограничения права пользования автомобилем определяются судебным приставом-исполнителем самостоятельно, исходя из особенностей использования автотранспортного средства и его значимости для собственника», — говорит адвокат Павел Хлюстов из бюро «Павел Хлюстов и партнеры». По его словам, арест, как правило, сводится к запрету совершения сделок и эксплуатации автомобиля с его одновременной передачей на хранение самому же должнику, но без права его дальнейшей эксплуатации. Сведения об аресте вносятся в государственную базу учета автотранспортных средств, что исключает дальнейшее отчуждение автомобиля недобросовестным должником.

Если все же автомобиль изымается, должны быть соблюдены необходимые процедуры. «Процедура принудительного изъятия автомобиля сопровождается обязательным участием понятых и составлением акта, который подписывается судебным приставом-исполнителем, понятыми, лицом, которому автомобиль передан судебным приставом-исполнителем на хранение, и иными лицами, присутствовавшими при изъятии. Копия акта об изъятии автомобиля должна быть передана или направлена должнику незамедлительно», — перечисляет Павел Хлюстов.

Юристы считают, что во время самой встречи с приставом возможности эффективного противодействия у человека, остановленного во время рейда, нет. «Судебный пристав-исполнитель в данной ситуации совершает так называемые исполнительные действия, и они законны, поскольку транспортное средство уже в базе розыска. Иначе бы оно пристава и не заинтересовало», — объясняет частнопрактикующий юрист Сергей Шипов.

Ничего нельзя сделать, даже если водитель уверен, что произошла какая-то ошибка. «Само по себе изъятие разыскиваемого имущества, во-первых, законно, поскольку у пристава на руках есть так называемое общее поручение искать все, что принадлежит любым должникам, — продолжает Шипов. — И во-вторых, оспаривается в установленном порядке, то есть не может быть предотвращено фактическим обладателем транспортного средства на месте, даже в том случае, если он не уведомлен о предшествовавшем наложении ареста, является третьим лицом или его новым собственником».

Распознаем все

Эра новых технологий пока несет должникам только проблемы. Когда приставы освоят следующее их поколение — распознавание лиц в пешеходном потоке, — петля затянется еще туже. Первая ласточка уже была. В феврале главный судебный пристав Москвы Сергей Замородских заявил ТАСС, что в столице с использованием изображений с камер наружного наблюдения (а их в городе более 150 тыс.) проводится поиск по базе из 1,5 тыс. фотографий должников. Судя по этой цифре, система пока находится в стадии тестирования, но лиха беда начало.

Сергей КАШИН, Banki.ru