Ювелирные займы
Фото: Inmagine.com

Ломбарды гнутся под натиском микрофинансовых организаций (МФО). Как выяснили Банки.ру, рост рынка небанковских займов приводит к оттоку клиентов у компаний, которые выдают ссуды под залог украшений, мехов, мобильных телефонов и других вещей. Ломбарды задумались о снижении ставок и рекламных кампаниях. А некоторые из них, например компания «Федеральная ювелирная сеть «585» и группа «38.ру», поступили более хитро: решили сами заняться выдачей беззалоговых микрозаймов.

По данным президента некоммерческого партнерства «Лига ломбардов» Михаила Унксова, в России сейчас работает около 2,5 тыс. юрлиц, развивающих ломбарды (речь идет исключительно о легальном бизнесе и о компаниях, которые не просто числятся на бумаге, а реально выдают ссуды). МФО, как свидетельствует Федеральная служба по финансовым рынкам, зарегистрировано меньше — около 2 тыс. Но, по наблюдениям заместителя гендиректора «Федеральной ювелирной сети «585» Алексея Кормило, рынок микрозаймов растет быстрыми темпами. Это, на его взгляд, может отразиться на доходах ломбардов, особенно рассчитанных на массового клиента, не лучшим образом.

«Зачем, к примеру, человеку нести свое украшение в ломбард, где ювелирное изделие будут проверять на подлинность, делая надпилы, и тем самым его портить, когда можно просто взять микрозайм?» — рассуждает Кормило. Схожей точки зрения придерживается заместитель гендиректора по экономике и финансам сети «Мосгорломбард» Светлана Федякшина. «Микрофинансирование бурно развивается, а клиенты МФО по большому счету те же, что и у ломбардов. И давление уже ощущается, судя по сокращению количества обращений в ломбарды и параллельному росту клиентуры МФО», — отмечает она.

Президент Национального партнерства участников микрофинансового рынка Михаил Мамута уточнил, что ломбарды конкурируют только с одним из сегментов микрофинансирования — «займами до зарплаты» (не более 15% рынка). Продукты, хотя их технологии разные, действительно похожи. Традиционный срок возврата ломбардной ссуды, как и микрозайма «до зарплаты», — месяц, размер тоже примерно одинаковый — люди в большинстве своем занимают 3—4 тыс. рублей. Унксов, правда, обращает внимание на то, что ссуды, предоставляемые ломбардами, обеспеченные. Проценты по ним (в среднем 13% в месяц, или 156% годовых) ниже, чем предлагают МФО займам «до зарплаты» (в среднем 1,5% в день, или 547,5% годовых).

Но, по мнению Кормило, то, что ставки по микрозаймам «до зарплаты» выше, чем по ломбардным ссудам, — временное явление. «Оно вызвано не готовностью заемщиков брать займы по высоким ставкам, а тем, что пока на рынке еще ощущается дефицит предложения от МФО. На наш взгляд, ставки по микрозаймам будут снижаться, часть клиентов ломбардов перейдут в МФО», — считает Кормило. «Разумеется, в такой ситуации ломбарды должны делать какие-то шаги, например снижать ставки, рекламировать свои услуги», — полагает Федякшина.

А в «585» решают вопрос иначе. Осознавая положение дел, компания обратилась в несколько МФО с предложением стать их агентом. «Зайти на рынок микрофинансов и дополнить тем самым нашу линейку продуктов мы сочли более эффективным, чем конкурировать с МФО», — пояснил Кормило. Он рассказал Банки.ру, что «585» уже заключила соглашения с двумя организациями — «Джет-мани» и FastMoney. «Мы как агенты выдаем в наших магазинах микрозаймы от имени указанных компаний и получаем за это комиссионное вознаграждение. Проверку потенциальных заемщиков осуществляют сами МФО», — сообщил Кормило. Проект с «Джет-мани» начался в мае 2012 года (в Саратове, Орле и Туле), с FastMoney — в августе (компания начинает выдавать микрозаймы в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону).

По мнению Федякшиной, совмещение ломбардного и микрофинансового бизнеса вполне может быть вариантом выхода из ситуации. С ней солидарен соучредитель группы компаний «38.ру» (объединяет ломбарды и МФО) Антон Зиновьев. «Мы можем судить об этом, так как в нашей группе компаний есть и ломбард премиум-класса (ссуды могут достигать миллиона долларов и более), и МФО, — сообщил Зиновьев. — Действительно, у ломбардов, рассчитанных на массового клиента, и у микрофинансовых организаций — одна и та же целевая аудитория. Практика других стран, к примеру США, показывает, что оба вида бизнеса можно успешно совмещать. В рамках микрофинансовой деятельности мы сами развиваем агентскую схему, к которой подключаются в том числе ломбарды».

Зиновьев рассказал, что у «38.ру» есть планы по развитию сети, где в одном офисе можно будет получить как ломбардную ссуду, так и необеспеченный микрозаем. Правда, по его опыту, объединение МФО с ломбардом — дело непростое. «Сложность совмещения этих видов бизнеса заключается в том, что в первом случае надо оценить подлинность и качество залога, а во втором — надежность и платежеспособность самого клиента. Это совершенно разные задачи», — объяснил Зиновьев.

Надо иметь в виду, что закон разрешает ломбардам выдавать только краткосрочные ссуды под залог вещей. Необеспеченные займы по аналогии с МФО они предоставлять не могут, впрочем, как и выступать агентами. «Но владельцам ломбарда никто не мешает создать отдельное юрлицо для осуществления непрофильной деятельности, и к ним не будет претензий», — полагает Унксов. В «585» и «38.ру», как заявили их представители, так и поступили.

Михаил Мамута, в свою очередь, приветствует конкуренцию между МФО и ломбардами, поскольку она уже приводит к снижению ставок на том и на другом рынке. «При этом считаю разумным действия ломбардов, которые, не отказываясь от основного продукта, входят в новую нишу, — говорит Мамута. — Залог есть далеко не у всех. А выдача микрозаймов благодаря тому, что в ее основе лежит скоринговая система оценки рисков, позволяет отказаться от заклада».

При этом Унксов не поддерживает ни Мамуту, ни коллег по рынку. Он категорически не согласен с тем, что микрофинансисты способны потеснить ломбарды. «У них разная клиентура. МФО, как правило, дают деньги людям, которым срочно потребовалось сделать недорогую покупку, но у них нет возможности взять кредит в банке. А ломбарды обслуживают тех, кому нужны средства на повседневные бытовые нужды», — мотивирует свою позицию Унксов.

На его взгляд, проблема не в бурном развитии МФО, а в возникшем в последние годы переизбытке ломбардов на рынке. «Дело в том, что после кризиса предприниматели свободные деньги стали вкладывать именно в эту деятельность, видимо, считая ее несложной. Ломбарды стали открывать, к примеру, бывшие участники игорного бизнеса, закрывшихся производственных предприятий. В итоге это привело к преобладанию предложения над спросом, демпингу и тому подобному», — сказал Унксов. Он сомневается, что ломбарды на рынке МФО добьются значительных успехов. «Все-таки это игра на чужом поле», — заключил Унксов.

Юлия ПОЛЯКОВА, Banki.ru