Если друг оказался вдруг…
Фото: To-radar.gr/

В Москву с официальным визитом отправился министр финансов Кипра Михалис Саррис. В среду, 20 марта, он встретится с коллегой из профильного министерства Антоном Силуановым. После отказа кипрских депутатов ввести налог на банковские вклады Никосия, вероятно, попросит финансовую помощь у России. О том, каковы могут быть результаты переговоров, портал Банки.ру поинтересовался у экспертов.

Когда стало известно, что Сарриc прилетит в Москву, еще не были известны результаты голосования в кипрском парламенте по введению налога на вклады. Однако вряд ли министр финансов сомневался в решении депутатов — изначально было понятно, что на столь непопулярные меры они не пойдут. А значит, помощь от Еврогруппы Кипр пока не получит, и надо реализовывать «план Б».

Изначально встреча министра финансов Кипра Михалиса Сарриса и главы российского Минфина Антона Силуанова была назначена на 18 марта и была запланирована еще до начала шокирующей истории с кипрскими «банковскими каникулами» и планом по «списанию депозитов». Ее целью было обсуждение возможности реструктуризации кредита, выданного Россией Кипру в 2011 году (в размере 2,5 млрд евро на 4,5 года), то есть увеличение срока погашения займа и снижение процентной ставки. Как напомнил в беседе с порталом Банки.ру директор по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко, это являлось одним из условий европейской «тройки» (в ее состав входят Международный валютный фонд, Европейская комиссия и Европейский центральный банк) для положительного решения вопроса о выделении помощи Кипру.

По мнению Алексашенко, эта тема останется центральной на встрече Силуанова и Сарриса. Но, очевидно, что не единственной. Хотя парламент Кипра отклонил законопроект о введении принудительного списания части депозитов в виде «налога», обсуждение этого вопроса продолжится в среду. «Если схема не будет одобрена, Кипру придется где-то найти 16 миллиардов евро, что практически нереально, — продолжает Алексашенко. — Логичнее согласиться на поддержку в 10 миллиардов евро, решившись извлечь из своей экономики 5,8 миллиарда евро. Для маленькой страны это все равно весьма значимая сумма. Поэтому, вероятно, списание средств с банковских вкладов — для Кипра единственный выход. Здесь из двух зол надо выбирать меньшее».

Переговоры министров финансов уж точно не будут простыми. Во-первых, руководство нашей страны прекрасно понимает, что если схема по списанию депозитов в итоге все равно будет одобрена, то Россию это заденет очень сильно. На россиян, по оценке Moody’s, приходится около трети всех депозитов в кипрских банках. «Мы аффилированны с этой страной на очень высоком уровне, хотя бы потому, что структуры с участием нашего государства, в частности «Газпром» и ВТБ, имеют на Кипре серьезные интересы, — отметил старший исполнительный директор BDO Russia Али Брундуков. — Мы справедливо «играем мускулами»: Европа не сможет не признать, что наша страна имеет сильное финансовое влияние на островное государство, поэтому ее интересы игнорировать невозможно».

Однако, как сообщило агентство РИА Новости, канцлер ФРГ Ангела Меркель во время телефонного разговора с кипрским президентом Никосом Анастасиадисом заявила, что Кипр должен вести переговоры по своим нынешним экономическим проблемам только с Еврокомиссией, Европейским центробанком и Международным валютным фондом. «Европейская «тройка» настаивает, чтобы Кипр обсуждал все вопросы по предоставлению помощи только с ней, но Россия настроена защищать себя и интересы своих граждан», — отмечает начальник аналитического управления Национального рейтингового агентства (НРА) Карина Артемьева.

Напомним, что президент России Владимир Путин считает введение на Кипре дополнительного налога на вклады в банках несправедливым, непрофессиональным и опасным решением. Эти слова главы государства передал его пресс-секретарь Дмитрий Песков, сообщает агентство «Прайм». Возмущение высказал и Силуанов, который предупредил, что российские власти могут изменить решение о реструктуризации государственного долга Кипра в случае введения в стране разового налога на банковские депозиты. Глава российского Минфина сослался на то, что у нашей страны была договоренность с коллегами из Еврогруппы об осуществлении скоординированных действий. «Наша роль — возможное ослабление условий возврата ранее выданного кредита. Получается, что действия Еврогруппы по введению налога на депозиты осуществляются без обсуждения с Россией, поэтому мы будем дополнительно рассматривать вопрос о нашем участии с точки зрения реструктуризации ранее предоставленного кредита», — заявил Силуанов агентству «Интерфакс».

Алексашенко считает, что Кипр попросит Россию выделить ему еще средства. «Логично ли нашей стране это делать? Зависит от того, что она получит взамен», — подчеркнул экономист. С тем, что Кипр придет в Россию с протянутой рукой, согласны и другие эксперты, опрошенные порталом Банки.ру. «Вероятно, кипрская сторона рассчитывает на какую-то помощь от России, чтобы наши граждане могли спасти свои банковские сбережения в островном государстве. Во-вторых, рынок ждет, что будет четко разъяснен механизм списания и то, каких видов счетов и сбережений это коснется», — надеется Артемьева. «С одной стороны, нужно понимать природу этой встречи. Я считаю, что она формальная, — говорит Брундуков. — Но, с другой стороны, ее необходимо провести, поскольку Россия — один из важнейших финансовых партнеров Кипра и не поговорить с нами он не может. Что будет на встрече? Скорее всего, Кипр извинится и посетует на «плохую Европу», которая загнала несчастный маленький остров в долговую яму, ну и попросит какую-то поддержку. Возможно, пойдет речь о кредитовании, возможно, о спасении какого-либо банка».

«Решение о реструктуризации кредита, скорее всего, будет одобрено. Иного выхода у России нет, поскольку у Кипра нет денег, — рассуждает ведущий аналитик ФГ «Калита-Финанс» Алексей Вязовский. — Нельзя забывать, что наша страна заинтересована в скорейшем разблокировании кипрской банковской системы, поскольку на нее завязаны обороты многих российских компаний, им нужно проводить платежи. Но трудно представить, что Россия в такой ситуации моментально даст Кипру стабилизационный кредит, потому что не факт, что он сработает, и это может оказаться пустой тратой денег». Вязовский не исключает, что Силуанов будет на встрече торговаться, то есть просить что-то в обмен на возможную помощь. «Вряд ли это будет информация — Кипр давно называется офшором лишь номинально, сведения о том, кто и какие деньги там держит, известны, спецслужбам уж точно. Те, кто действительно хотят спрятать концы в воду, работают через другие регионы, к примеру Британские Виргинские острова», — пояснил Вязовский.

Член наблюдательного совета ВТБ Павел Теплухин также считает, что российские власти вряд ли выдвинут Кипру условие о раскрытии информации. Но не по тем причинам, о которых говорит Вязовский. Теплухин уверен, что Кипр — до сих пор далеко не такая уж прозрачная страна и свято блюдет свои бизнес-секреты. «Вряд ли можно ожидать, что, например, такое условие, как финансовая помощь в обмен на рассекречивание конечных бенефициаров кипрских компаний, будет кипрской стороной легко воспринято, — обращает внимание Теплухин. — Если власти острова так сделают, то они могут попрощаться со своей банковской системой. Это требование изначально было неприемлемо. Решение подобного рода вопросов может затянуться на годы, поэтому оно не может быть частью пакета соглашения, которое будет обсуждаться в среду».

Президент банка «Российская Финансовая Корпорация» Андрей Нечаев предположил, что на встрече министров финансов могут обсуждаться три темы: реструктуризация ранее выданных кредитов, предоставление Россией нового кредита и потенциальное участие «Газпрома» в решении финансовых проблем Кипра в обмен на право эксплуатировать газовые месторождения, которые были недавно открыты на шельфе острова. «В любом случае будет ставиться вопрос о том, чтобы меры по списанию налогов с депозитов не коснулись российских граждан или коснулись в меньшей степени, если Россия каким-либо образом поучаствует в финансовом спасении Кипра, — комментирует Нечаев. — До чего они договорятся — пока непонятно. Но существует значительное число кипрских компаний, где бенефициары прекрасно известны, и, кроме того, эти компании являются владельцами структур, определяющих лицо российской экономики. Многие из таких бенефициаров достаточно влиятельны и вхожи в нашу власть, поэтому не исключаю, что усилия будут активными».

«Сложно предполагать, о чем договорятся делегации, потому что каждый в этой игре преследует собственные интересы. Когда представители европейских стран помогали Греции и Испании, они делали это, в первую очередь, руководствуясь интересами своих инвесторов, вложивших деньги в эти страны, а не интересами греков и испанцев, — излагает свою позицию Теплухин. — Так случилось, что инвесторов из России в Греции и Испании было немного. В случае с Кипром ситуация другая, и естественно, что теперь мы должны оказаться с этой страной за одним столом переговоров». Однако, на взгляд Брундукова, Россия вряд ли сразу примет решение как об оказании помощи в принципе, так и о том, какой она будет. «То есть министры финансов после переговоров нам об этом публично не объявят. В том числе и потому, что пока никто еще не может оценить масштаб бедствия. Но Россия в любом случае не сможет закрыть глаза на то, что происходит на острове. Полагаю, что по поводу Кипра «тройка» и Россия все-таки вступят в диалог», — заключил Брундуков. А Вязовский не сомневается в том, что в итоге будет создан пул с участием европейских стран, поскольку разрешить ситуацию на Кипре реально только общими усилиями.

Юлия ПОЛЯКОВА, Александра КРАСНОВА, Banki.ru