Небанковские финансовые организации опередили в прошлом году банковский сектор по темпам своего развития, особенно сегмент управления активами. Об этом говорится в обзоре российского финансового сектора и финансовых инструментов за 2019 год, подготовленном департаментом исследований и прогнозирования Банка России.

В 2019 году российская финансовая система в целом поступательно развивалась и укреплялась благодаря преимущественно позитивным тенденциям на внешнем и внутреннем рынках, усилению пруденциального и макропруденциального регулирования, указывают аналитики ЦБ.

«Хотя банки продолжают занимать доминирующее положение в российском финансовом секторе, обладая более чем 80% совокупных активов, небанковские финансовые организации опередили банковский сектор по темпам своего развития, особенно сегмент управления активами. Кроме того, происходило дальнейшее взаимопроникновение и интеграция банковского и небанковского секторов, как в рамках финансовых холдингов, созданных преимущественно на основе банков, так и через формирование каналов продаж комиссионных продуктов и доступа к банковским услугам», — отмечается в обзоре.

Согласно представленным в нем данным, совокупные активы российских финансовых организаций выросли в номинальном выражении на 5,4% за год (что, однако, в два раза ниже темпов роста в 2018 году), достигнув 105,6% к уровню ВВП. Наиболее существенно активы в номинальном выражении изменились в секторе паевых инвестиционных фондов (плюс 40,3%), инвестиционных портфелях в доверительном управлении (плюс 25,6%), у страховых компаний (плюс 14,5%). Негосударственные пенсионные фонды увеличили свои активы на 7,1%. Активы микрофинансовых организаций выросли в номинальном выражении на 29,5%.

«Активно создавались электронные платформы и экосистемы, предлагающие клиентам и традиционные финансовые продукты и услуги, и нефинансовые сервисы: юридические услуги, телемедицину, заказ такси и ресторанов, билеты в кино и другое», — описывают еще одну тенденцию в ДИП Центробанка, уточняя, что в России в центре этого процесса стоят банки, вовлекающие в свою орбиту финансовые и нефинансовые компании (в отличие, например, от Китая, где экосистемы развиваются на базе финтеха и компаний, предоставляющих нефинансовые услуги).

Снижение процентных ставок в 2019 году привело к компрессии процентной маржи банков и сокращению чистых процентных доходов. Это стимулировало российские кредитные организации наращивать иные виды доходов (комиссионные доходы, доходы от операций с ценными бумагами). В таких условиях повысилось значение неценовых стимулов сохранения клиентов.

Основными источниками фондирования финансовых организаций остаются средства населения и юридических лиц. В относительном выражении доля этих источников фондирования несколько снизилась (в основном за счет средств Минфина России). Доля вкладов физических лиц незначительно уменьшилась, чему прежде всего способствовала динамика ставок по депозитам и рост реализованной доходности по рыночным инструментам (акциям, облигациям, паевым инвестиционным фондам и т. д.). Розничные клиенты стали переключаться на инвестиционные продукты, в том числе создаваемые самими банками в целях сохранения средств клиентов в своих пассивах. В результате в 2019 году заметно вырос объем вложений населения в банковские облигации, а также получил активное развитие сегмент структурных облигаций.

Рост интереса физических лиц к инвестициям на финансовом рынке способствовал увеличению объемов вложений в сегмент некредитных финансовых организаций и кредитных организаций в части брокерского обслуживания (притоки средств наблюдались на брокерские счета, в паевые инвестиционные фонды, продукты по страхованию жизни, доверительное управление и т. д.).

В ДИП ЦБ обращают внимание на то, что физические лица при принятии инвестиционных решений продолжают сравнивать текущие процентные ставки по банковским вкладам с реализованной доходностью инструментов финансового рынка за предыдущий период. «Такая тенденция чревата недооценкой рыночных и иных рисков, что может оказаться особенно болезненным в период ухудшения ситуации на рынке», — предупреждают аналитики Центробанка.

В числе прочего отмечается, что сужение кредитных спредов по корпоративным облигациям благодаря высокому спросу со стороны российских инвесторов на корпоративные облигации в прошедшем году (в попытке получить более высокую доходность по сравнению с банковскими депозитами и доходностью ОФЗ) позволило нефинансовым компаниям диверсифицировать источники фондирования с помощью облигационных займов.

На рынке акций проявилась тенденция прихода массового розничного инвестора. Происходило общее снижение доли нерезидентов в структуре держателей российских акций.

В начале 2020 года интерес к фондовому рынку сохранился, при этом даже в марте, когда ситуация на фондовых рынках стала более волатильной, прирост числа клиентов — физических лиц продолжился за счет наиболее риск-ориентированных инвесторов, скупавших подешевевшие активы в надежде на их дальнейший рост.

«Для мировых финансовых рынков I квартал 2020 года оказался непростым. Развитие ситуации с коронавирусом, замедление темпов экономического роста в мире и уход инвесторов из рисковых активов уже сказались на стоимости российских активов. На фоне принимаемых Банком России в последние годы мер, направленных на поддержание устойчивости российского финансового сектора, общее повышение доверия участников рынка к политике регулятора, финансовые организации сегодня уже в гораздо большей степени готовы противостоять возможному усилению турбулентности на рынках в связи с резкими изменениями внешних условий. Последнее не исключает того, что в текущем году российским финансовым компаниям и всем участникам российского рынка предстоит проявить умение управлять финансовыми рисками и принимать инвестиционные решения в условиях финансового стресса и высокой рыночной волатильности», — отмечается в обзоре.