Обсуждаемый властями налоговый маневр в форме снижения страховых взносов при одновременном повышении НДС не будет способен оказать заметного влияния на повышение конкурентоспособности российской экономики; с точки зрения воздействия на экономический рост более оправданным был бы налоговый маневр в виде снижения налога на прибыль в сочетании с повышением НДС, однако также следует учитывать, что налоговая стабильность уже сама по себе является ценностью. Об этом говорится в материале «Нужна ли фискальная девальвация для стимулирования экономического роста?», опубликованном в майском выпуске «Мониторинга экономической ситуации в России» от Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС), Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ) Минэкономразвития России.

Как отмечается в статье, налоговая реформа — одна из наиболее обсуждаемых тем в преддверии президентских выборов 2018 года, после которых будет или может быть сформулирована экономическая политика как минимум на несколько последующих лет. Активнее всего на протяжении последних месяцев обсуждался так называемый налоговый маневр, определяемый экономистами как «фискальная девальвация»: речь идет об изменениях в налоговой системе с целью добиться примерно тех же стимулирующих эффектов, которых ожидают от девальвации национальной валюты, а именно о снижении налогового бремени для производителей (страховых взносов за работников или налога на прибыль) при увеличении налогов на конечное потребление (прежде всего НДС).

Фискальную девальвацию осуществляли в основном в государствах Евросоюза, где возможности стимулирования экономики через монетарную политику крайне ограничены, указывают экономисты.

В российском варианте предлагалось (по крайней мере до последнего времени) снижение страховых взносов с 30% до 21—22% с целью уменьшить издержки на труд (и облегчить выход экономики из тени) при повышении ставки НДС с 18% до 21—22% (не затрагивая интересы ни экспортеров, которым уплаченный НДС возмещается, ни инвесторов, у которых уплаченный за инвестиционные товары НДС могут принять к вычету). Согласно замыслу, это должно стимулировать повышение конкурентоспособности и темпов экономического роста.

СМИ: Медведев поручил еще раз обсудить налоговый маневр

Обсуждение налогового маневра (повышение НДС до 22% и снижение страховых взносов до 22%) продолжается. Такое решение было принято на совещании у премьера Дмитрия Медведева в середине апреля. Экономическому блоку предстоит попытаться убедить в преимуществах налогового маневра социальный блок, пишут «Ведомости».

«Наши эксперты, однако, высказывают серьезные сомнения в обоснованности таких ожиданий. В частности, рассматривая суммарную нагрузку на фонд оплаты труда, которую несут работники и работодатели в РФ и в других странах, опыт самой России в снижении налогов на труд, а также влияние этого снижения при одновременном росте НДС на рынок труда, они приходят к выводу: данный налоговый маневр едва ли способен повысить конкурентоспособность российской экономики», — отмечается в «Мониторинге».

«Финансово-экономический блок правительства считает, что путем снижения страховых взносов можно решить проблему высокого уровня прямых налогов на бизнес, а значит, сократить издержки производства и повысить конкурентоспособность отечественной экономики. Однако опыт некоторых стран демонстрирует, что снижение социальных взносов не приводит к сокращению стоимости рабочей силы. Например, в Чили средняя ставка налога на фонд заработной платы снизилась с 30% до 5% в период с 1979 по 1985 год (в настоящее время ставка равна 7%). Однако ее снижение было полностью компенсировано повышением уровня зарплаты, и в итоге издержки производителей на труд не уменьшились», — говорится в материале.

Сложность анализируемой проблемы эксперты связывают с тем, что при снижении налога на труд и повышении НДС на рынке труда действуют два противоположно направленных эффекта. При снижении страховых взносов увеличивается спрос на труд со стороны фирм, что, в свою очередь, стимулирует увеличение отработанных часов и ставки заработной платы. Рост же НДС ведет к увеличению цены потребительских товаров, что обусловливает уменьшение спроса на потребительские товары в пользу другого блага — досуга. То есть спрос на досуг увеличивается, а объем предложения труда вне зависимости от уровня заработной платы, соответственно, снижается.

«Расчеты Института Гайдара показывают, что эффект от увеличения спроса на труд со стороны фирм будет превалировать над эффектом сокращения предложения труда со стороны домохозяйств, что приведет к росту эффективно отработанных часов в экономике. Привлечение трудовых ресурсов, в свою очередь, простимулирует накопление капитала до тех пор, пока показатель капиталовооруженности единицы эффективного труда не увеличится до уровня, соответствующего издержкам финансирования инвестиций, — говорится в статье. — Учитывая текущее состояние дел в российской экономике, когда безработица близка к «естественному уровню» и реальная заработная плата высокочувствительна к ситуации на рынке труда, а в структуре российского экспорта доминируют углеводороды, добыча которых в краткосрочном периоде практически не зависит от реального курса рубля, можно ожидать, что данный налоговый маневр не будет способен оказать заметного влияния на повышение конкурентоспособности российской экономики».

По оценкам Института Гайдара, изменение структуры налогов даст прирост ВВП лишь на 1% за долгосрочный период. Причем основной эффект будет получен лишь в первый год (дополнительный прирост ВВП на 0,7%, а в следующее трехлетие — по 0,1% прироста в год). При этом перспектива вывода заметной доли зарплат из тени за счет снижения страховых взносов оценивается как малореальная.

Что касается последствий повышения НДС, то среди них — краткосрочный рост потребительских цен, который, по расчетам Института Гайдара, может составить 3% при повышении НДС до 21% (наиболее высокого роста цен можно ожидать на продукцию, на которую установлены льготные ставки НДС, включая продовольственные и медицинские товары, товары для детей). Кроме того, повышение ставки НДС увеличит издержки производства у тех, кто работает в рамках специальных налоговых режимов.

Как более выгодный оценивается вариант маневра в виде снижения налога на прибыль при повышении НДС. В результате у предприятий увеличатся инвестиционные ресурсы и усилятся стимулы к инвестированию. «Замена налога на прибыль налогами на потребление (прежде всего НДС) — общая тенденция в развитых странах. При этом с точки зрения бюджета ожидаемый выигрыш связан с вероятным повышением экономической активности», — отмечается в материале. Также появляется возможность централизации части ставки налога на прибыль и распределения между субъектами РФ прироста ставки НДС для компенсации выпадающих доходов. Дополнительный прирост ВВП будет, по оценке, в этом случае несколько выше — 1,5% за период 15—20 лет.

Обсуждаемый налоговый маневр рассматривается в целом как нейтральный по сумме фискальных приобретений и потерь для государства, заключают эксперты. При этом они предлагают не только оценивать плюсы и минусы различных вариантов фискальной девальвации, но исходить также и из того, что ценностью является уже сама по себе налоговая стабильность.