Дороги, танки, олигархи. Кому достанется триллион рублей из ФНБ и чем это обернется для россиян
Фото: selensergen/Depositphotos.com

В правительстве начали обсуждать варианты использования средств Фонда национального благосостояния. Какие проекты могут получить поддержку и как это скажется на нашей экономике и рубле?

Фонд национального благосостояния растет рекордными темпами. Сейчас в нем скопилось свыше 7,8 трлн рублей, или 124,1 млрд долларов, с начала года его объем удвоился, и уже к концу года его ликвидная часть может превысить 7% от ВВП. А это значит, что эти деньги правительство сможет тратить по своему усмотрению. Например, на исполнение майского указа президента, согласно которому, напомним, Россия должна войти в число пяти крупнейших экономик мира.

Сколько намерены потратить, пока неизвестно. Если верить заявлениям первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова, власти будут поддерживать постоянный баланс ФНБ на уровне 7% ВВП. При этом, по его словам, даже это не означает, что будут потрачены все «излишки». Между тем за субсидиями из ФНБ уже выстроилась очередь госкорпораций. Одному только «Газпрому» требуется на строительство завода по производству сжиженного природного газа и газохимического комплекса в Усть-Луге порядка 2,3 трлн рублей. На что могут быть потрачены деньги и к чему это может привести?

Дорога длинная, казенный дом

В правительстве есть точка зрения, что средства ФНБ стоит направить на развитие инфраструктуры. В частности, на поддержку проекта по модернизации БАМа и Транссибирской магистрали, строительство портовых комплексов и автодорог. Последний пункт есть в майском указе. Только для реконструкции БАМа и Транссиба, по оценке гендиректора РЖД Олега Белозерова, требуется почти 700 млрд рублей.

Отчасти это означает создание новых рабочих мест, хотя часть спроса на рабочую силу будет компенсирована за счет притока трудовых мигрантов. Плюс в выигрыше окажутся строительные и металлургические компании. Но «экономического чуда» ждать не стоит: максимум это позволит добавить к динамике ВВП 0,3–0,5 процентного пункта, при этом эффект не будет долгосрочным. Во-первых, из-за низкой эффективности, во-вторых, из-за роста расходов на поддержание инфраструктуры. «Инфраструктурные проекты способны стать источником постоянных расходов на поддержание, как инфраструктура крупных спортивных соревнований или временно-постоянная московская дорожно-транспортная система», — отмечает аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков.

А вот для рубля рост расходов на инфраструктурные проекты — новость негативная. Особенно если власти не станут конвертировать валюту на счетах ФНБ, а прибегнут к допэмиссии. К этому способу государство уже прибегало, например, когда спасало банки. Такой сценарий рассматривают аналитики Райффайзенбанка. По их оценке, это может привести к росту курса доллара на 1–2% (в зависимости от объема инвестиций), но практически не скажется на инфляции. «Основные затраты при строительстве — это расходы на стройматериалы и импорт оборудования, доля зарплат мизерная. Скорее всего, это станет причиной роста потребительского спроса, и люди предпочтут погасить кредиты или направить деньги на сбережения», — поясняет аналитик банка Станислав Мурашов.

Больше танков, хороших и разных

Вариант номер два — направить деньги на кредитование экспорта. Вероятность такого развития событий большинством экспертов оценивается как очень высокая. Тем более что государство регулярно прибегает к кредитованию экспорта вооружений. Либо выдает кредиты на реализацию проектов российских компаний за рубежом. Например, только на проект строительства АЭС в Египте может потребоваться 25 млрд долларов.

Еще одна возможная статья расходов — программа «Фарма-2030», в задачу которой входит увеличение объемов экспорта российских лекарств в четыре раза — до 1 млрд долларов в год. «По стоимости клинические испытания — это очень дорогое удовольствие, поэтому государство могло бы оказать поддержку производителям, кредитуя исследования», — говорит директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг.

Большинство экспертов, однако, полагают, что основными бенефициарами будут крупные компании сырьевого сектора и предприятия ОПК. Ежегодный объем поставок российской военной техники на экспорт — около 16 млрд долларов. Россия — номер два в списке стран — экспортеров оружия.

Неизвестно, приведет ли это к дополнительному притоку долларов в страну, но, как считает аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович, такие расходы не приведут к росту цен в стране. Для рубля такой вариант также оказался бы позитивным: укрепления нашей национальной валюты, возможно, ждать не стоит, однако она стала бы более устойчивой к внешним шокам.

«Корреляция между ценами на нефть и рублем начала бы снижаться, и наша валюта стала бы более гибко реагировать на изменения цен на нефтяном рынке. Даже несколько дополнительных миллиардов долларов, если они поступят в страну за счет несырьевого экспорта, позволили бы избежать сильных просадок рубля».
Валерий Вайсберг, директор аналитического департамента ИК «Регион»

Помогите олигарху

Некоторые эксперты не видят ничего страшного, если деньги пойдут, например, на помощь крупным сырьевым компаниям вроде «Новатэка», которому нужны деньги для строительства танкеров для проекта «Арктик СПГ 2». Ранее компании уже предоставлялись средства из ФНБ для проекта «Ямал СПГ». Еще один претендент на поддержку от государства — «Роснефть», которая хочет получить налоговый вычет в обмен на развитие Приобского месторождения. Речь идет о 46 млрд рублей в год.

«Интересная и дорогостоящая задача для ФНБ, например, — обновление добывающих мощностей для государственных нефтяных месторождений. Это долго, требует больших затрат и малорентабельно, но это необходимо, потому что страна еще долго будет сидеть на нефтяной игле», — считает аналитик информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова. Очевидно, в правительстве рассуждают так же. Как заявил агентству «Интерфакс» директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазонов, чтобы компенсировать выпадающие доходы из бюджета от налоговых льгот для «Роснефти», власти могут повысить НДПИ и ввести налог с добычи попутного природного газа. Ранее в Минфине также обсуждали возможность компенсировать выпадающие доходы за счет ФНБ.

По мнению Бодровой, введение новых налогов неминуемо отразится на росте инфляции. «Сырьевые компании в итоге все равно переложат свои расходы на потребителей», — говорит она. А вот быстрого эффекта от модернизации месторождений за счет притока нефтедолларов в страну может и не быть. «Во-первых, столь масштабные проекты требуют колоссальных затрат, а сроки их реализации могут занимать десятки лет. Во-вторых, не факт, что компании направят полученные доходы от льгот на развитие инфраструктуры, а, например, не на снижение своей долговой нагрузки», — поясняет аналитик.

Покупаем Америку

Среди аналитиков, опрошенных Банки.ру, самая популярная идея — израсходовать излишки фонда для инвестиций в развитие проектов частного бизнеса. В некоторых из них, особенно социальной направленности, государство могло бы выступать как соинвестор. Причем речь идет как об отечественных, так и об иностранных проектах. То есть пойти по пути Китая, который стремится создавать высокотехнологичные производства в стране.

«Дороги, мосты и аэропорты — это хорошо, но по дорогам и мостам надо что-то перевозить, а аэропорты — использовать для туризма или деловых поездок», — рассуждает Кочетков из «Открытие Брокера». Например, по его словам, если есть спрос на электронные компоненты, микросхемы и прочее, правительство могло бы выступить в качестве соинвестора для зарубежных компаний, которым можно было бы предложить льготное совместное финансирование и налогообложение по проектам создания новых производств. «Это привело бы к появлению новых высокооплачиваемых рабочих мест, повышению уровня подготовки внутренних трудовых резервов, а также позволило бы сократить технологическое отставание», — говорит аналитик.

Другой путь — использовать средства ФНБ по примеру других суверенных фондов для инвестиций в бумаги иностранных компаний, венчурные проекты и инфраструктуру. Однако мало кто верит, что в текущей геополитической ситуации власти станут покупать, скажем, акции американских компаний. «Это позволило бы получить определенный финансовый результат в долгосрочной перспективе, но никак не помогло бы развитию собственной экономики», — указывает главный стратег компании «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

Меньше всего эксперты склонны верить, что правительство может использовать ФНБ для снижения налогов на бизнес, отмену акцизов и пошлин, а также стимулирование внутреннего потребления. «Это один из основных способов поднять экономику для всего мира, но не для нас. Очевидно, что власти на это не пойдут», — уверен аналитик «Финама» Алексей Калачев. Впрочем, по его словам, любые финансовые меры поддержки не принесут пользы без реформ основных институтов страны.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru