Пятый кассационный суд общей юрисдикции в Пятигорске отказал в иске двум жителям Дагестана, потребовавшим от следствия вернуть принадлежащие им миллионные суммы в рублях и валюте, пишет «Коммерсант», уточняя, что они были изъяты в 2013 году как вещественные доказательства после задержания руководителей ЧОО «Карат-1».

Братья Магомедрасул и Магомед Каратовы занимались перевозкой наличных средств из Махачкалы в Москву и были заподозрены в участии в организованном преступном сообществе. Уже предварительное расследование показало, что часть денег, которая принадлежала Магомедрасулу Магомедову и Ибрагиму Магомедалиеву, не была предметом незаконных банковских операций. Однако следствие и Центробанк отказались возвращать миллионы, сославшись на утерю именной сохранной расписки.

Уголовное дело о незаконной банковской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в особо крупном размере, было возбуждено еще в мае 2012 года. Его фигурантами стали должностные лица филиала «Южный» московского Рекорбанка. Именно в ходе оперативно-разыскного сопровождения этого дела силовики и провели операцию в аэропорту.

В отношении Каратова было возбуждено уголовное дело по той же статье 172 УК РФ, а 17 апреля изъятые у сотрудников «Карата» суммы были признаны вещественными доказательствами по нескольким делам и переданы в головное хранилище Центрального хранилища Банка России. После сдачи на хранение 14 упаковок, в которых было почти 247 млн рублей, более 10,7 млн долларов и около 1,5 млн евро, сотрудники ГУЭБиПК МВД России получили именную сохранную расписку.

В Перми осуждены участники незаконной банковской деятельности на 5 млрд рублей с доходом в 170 млн

В Перми организатор и члены преступной группы осуждены за участие в незаконной банковской деятельности с оборотом свыше 5 млрд рублей и получением преступного дохода на сумму более 170 млн. Об этом сообщается на сайте прокуратуры Пермского края.

Так как в ходе предварительного расследования было установлено, что принадлежащие двум бизнесменам деньги не являются предметом преступления, махачкалинцы решили вернуть их обратно. Сначала, в декабре 2016 года, возвращать деньги владельцам отказалось республиканское управление Следственного комитета России (СКР), в производстве которого находилось дело. Затем, в июне 2017 года, вернуть деньги отказался уже заместитель начальника следственной части следственного управления МВД РФ по Дагестану, куда было передано расследование. Оба решения были признаны судами незаконными, однако полномочиями по возврату вещдоков, указали судьи, обладают не суды, а органы предварительного следствия.

В декабре 2018 года в МВД решили прекратить уголовное дело, в рамках которого решался вопрос о судьбе этой части денег, и вернуть их законным владельцам. Тогда выяснилось, что в МВД утеряли сохранную расписку, единую на всю партию из 14 упаковок, без которой выдача денег невозможна. Лишь в июле прошлого года оригинал расписки нашелся в материалах уголовного дела, о чем начальник следственного управления республиканского МВД известил первого зампреда ЦБ Ольгу Скоробогатову, попросив организовать выдачу вещдоков.

Скоробогатова ответила, что банк решил прежде запросить мнение по этому вопросу МВД РФ и Генпрокуратуры России. Этот факт выяснился уже на процессе в Кировском суде Махачкалы, который частично удовлетворил исковые требования Магомедова и Магомедалиева. Согласно решению суда, сотрудники Следственного управления МВД РФ по Дагестану должны были обратиться в ЦБ с ходатайством о выдаче двух упаковок вещдоков из 14, сданных на хранение. Однако судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда отменила решение Кировского суда и новым решением по делу в удовлетворении исковых требований Магомедова и Магомедалиева отказала, а их кассационную жалобу отклонила судебная коллегия по гражданским делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции под председательством Заура Ошхунова.