Лучшим подарком к 100-летию революции в год Огненного Петуха стало бы начало выхода России из кризиса, возобновление роста доходов населения и инвестиций. Но для этого на государственном, общественном и персональном уровне предстоит преодолеть дефицит самого главного для нас ресурса. Здравого смысла.

Довольно давно, возможно, с 2009 года, пика прошлого экономического кризиса, в России не было ситуации, когда все экономические прогнозы на новый год сводились к тому, что он наверняка будет лучше предыдущего. Основания для умеренного оптимизма есть, хотя и не очень приятные. Дело в том, что 2017-му предшествовали два очень плохих для российской экономики года — 2014 и 2015-й, а также один умеренно плохой 2016-й, когда болезнь перестала прогрессировать. Потеряв за три последних года не менее 5% ВВП, 15% средних доходов населения, до 40% объемов внешней торговли 2013 года и сделав рубль вдвое слабее, чем до кризиса, Россия потихоньку прекращает «падать». Потому, что пока дальше некуда.

Бить себя кулаком в грудь и радостно думать, что мы такие крутые, выстояли, ко всему адаптировались, не стоит. Все основные экономические проблемы Россия создала себе сама. В частности, спад инвестиций стал хроническим еще в 2012 году, до всякой войны санкций и падения мировых цен на нефть. Уже в 2013-м стали проявляться стагнация экономики и проблемы банковской системы — банкопад начинался до полноценного экономического кризиса, точкой отсчета которого стали известные события весны года 2014-го. Никаких терминальных для России санкций никто против нас, к счастью, не вводил. А российские контрсанкции оказались для нашей экономики уж точно не полезнее внешних ограничений. Очень показательна в этом отношении динамика импорта и экспорта. Как только с весны 2016 года пошла стабилизация курса рубля, импорт начал стремительно восстанавливаться под аккомпанемент разговоров про импортозамещение, а экспорт продолжил свободное падение.

Россия остается частью мировой экономики, и никакие попытки изолировать ее от мира — извне или изнутри — пока не могут быть признаны успешными. Постепенный рост мировых цен на нефть (почти все прогнозисты сходятся в том, что среднегодовая цена главного российского товара в 2017 году будет выше, чем в 2016-м) и вероятность отмены санкций (в России пока принято считать, что Дональд Трамп может пойти на это) добавляют очков оптимистам.

Но главный повод для оптимизма дает не мировая конъюнктура сырьевых цен и не реальные или возможные действия политиков, а поведение россиян во время кризиса. Та самая сберегательная модель, за которую так ратует руководство Банка России, по факту уже торжествует. Россияне — о чем свидетельствует динамика розничной торговли и потребительских кредитов — все-таки осознали, что кризис не рассосется сам собой. И вспомнили генетическую, существующую в опыте многих поколений привычку экономить. Относительно высокая ключевая ставка, за которую, к слову, ЦБ ругают все меньше, не ввела и банки, а также МФО (одно из откровений 2016 года — примерно одинаковый уровень просрочки у «хороших» клиентов банков и «плохих» клиентов микрофинансовых организаций) во искушение раздавать займы направо-налево. Люди худо-бедно учатся жить по средствам.

Но одного «низового» здравого смысла, чтобы 2017 год оказался успешным для российской экономики, недостаточно. Он потребуется и от власти, и от бизнеса. Время экономического бума, легких шальных денег в России кончилось надолго. Тут ничего быстро не изменят ни бурный рост нефтяных цен, ни отмена санкций, ни даже восстановление доверия к российскому рынку инвесторов.(Спекулятивное доверие инвесторов к российскому рынку по-прежнему довольно велико, а вот охотников делать долгосрочные инвестиции пока, мягко говоря, немного).

2017 год обещает стать первым годом экономического роста после двух лет спада. Но это будет небольшой восстановительный рост. А устойчивый и более значительный — это публично признают монетарные власти и лично президент — невозможен без реформ, которые, даже если их наконец начать, точно не будут быстрыми.

Год Огненного Петуха может открыть новый цикл в российской экономике. С медленным восстановлением доходов населения, почти неизбежным повышением налогов и формированием национальной экономики, производящей не только нефть, газ и оружие. При этом разрыв между умеренно либеральным экономическим курсом и отчетливо консервативной «политической» политикой должен начать сокращаться. Нельзя бесконечно тянуть страну в противоположные стороны. Политика должна перестать вредить экономике, а экономика — научиться помогать политике.

Двумя важнейшими результатами нынешнего затяжного кризиса стали переход к свободному курсу рубля и достижение рекордно низкой инфляции за всю историю постсоветской России. Пока это только фундамент для строительства новой экономики. Но если логика здравого смысла победит в нашей стране логику конфронтации и надежды на авось, собственную грубую силу или слабость других государств, Россия может начать в год столетия Октябрьской революции экономическую эволюцию, способную вывести нашу страну в число ведущих мировых экономик.

Пусть 2017-й станет годом ответственного экономического поведения государства, бизнеса и общества. Экономику обмануть невозможно — россиянам, не раз в истории пытавшимся это сделать, — пора осознать тщетность подобных попыток. А то нас опять клюнет Огненный Петух, и тогда снова придется надолго забыть о достойной жизни ради неясного светлого будущего, которое по факту всегда остается темным.

Жизнь в кредит у будущего точно пора заканчивать.