Дом, который построил Греф
Холодильник, ты же умный. Купи мне что-нибудь
Фото: stetsik/Depositphotos.com

Хотите, чтобы холодильник сам покупал продукты, машина сама заправлялась, а телефон присылал уведомления об акциях, которые были бы интересны конкретно вам и находились в непосредственной близости? Если нет — у нас для вас плохие новости.

«Смиритесь с тем, что вы живете в прозрачном доме»

С появлением истории трансакций мир становится все более прозрачным. И если человек по каким-то причинам хочет быть на 100% уверен, что про него никто ничего не узнает, то, к сожалению, единственным решением будет полный отказ от использования телефона, компьютера, банков и платежных карточек. Как только вы взяли в руки телефон, вы ежеминутно оставляете свой «цифровой след». По мнению руководителя отдела цифровой трансформации ВТБ Алексея Чубаря, в настоящий момент технически невозможно выстроить систему, где все «цифровые следы» собирались бы, например, в вашем личном кабинете, из которого вы бы дальше могли говорить: «Хорошо, эти данные я готов раскрывать, а вот эти — нет».

Количество наших «следов» и количество контрагентов, которые их видят, не ограничивается только банками. Это производители телефонов, производители ПО для компьютера и мобильных устройств, транспортные компании и т. д. Каждый раз, заказывая такси, вы оставляете «след», откуда и куда вы ехали. Эксперт отмечает, что объективная реальность требует смириться с тем, что вы как будто живете в прозрачном доме. Следовательно, необходимо действовать и поступать соответствующим образом.

«Даже в стеклянных домах у Замятина иногда позволяли опускать шторы»

Банки.ру опросил молодых людей, работающих в самых разных сферах, и узнал, как они относятся к самостоятельным гаджетам и свободному доступу к собственной информации. Оказалось, что есть люди, которые не против поделиться с банком всеми данными ради удобства и комфорта.

Никита, 25, временно безработный:

— Я бы не хотел, чтобы окружающие меня вещи развились настолько, чтобы принимать решения за меня и уж тем более без меня. Например, холодильник, который сам закупает продукты. Безусловно, было бы удобно, чтобы холодильник закупал какие-то постоянно использующиеся продукты самостоятельно по мере их надобности, но надо быть в определенное время дома, чтобы эти покупки принять у входной двери в квартиру. Да и вообще процесс закупки холодильником все равно надо контролировать, выставлять параметры, проверять их вовремя. Или тот же телефон с акциями. Это уже вмешательство в мою личную жизнь и предпочтения, возможность еще сильнее оказывать влияние на процесс принятия моих решений. Это мне тоже не нравится.

Вообще, я за ограниченное использование искусственного интеллекта и «умных» вещей. Пока сохраняется возможность самому управлять ими и контролировать — я только за, это как управление голосом по типу «кофеварка, сделай мне капучино без сахара». Но если появляется опасность обратного контроля и мониторинга меня самого, то это не по мне. И так складывается ощущение, что мы идем к обществу всеобщей прозрачности, как те же стеклянные дома у Замятина (Евгений Замятин — советский писатель, автор главного русского антиутопического романа «Мы». — Прим. Банки.ру). Но даже там иногда позволялось опускать шторы, чтобы тебя не видели хоть какое-то время. Так что я больше за развитие технологий как исполнителей нашей воли, нежели забирающих у нас эту волю и принимающих решения за нас.

Анастасия, 23 года, работает в крупной маркетинговой компании:

— Самозаполняющийся холодильник — это круто, ты никогда не будешь голодным и не забудешь купить молоко на завтрак. Время, которое ты обычно тратишь на покупки и заправки, можно будет потратить на что-то полезное для себя. Что касается использования персональных данных, то с точки зрения маркетинга это просто невероятно! Я бы, наверное, поделилась. Банк и так все знает о моих деньгах, а тут будет знать еще и о предпочтениях. Почему нет? Ничего плохого я в этом не вижу. Что касается спама, если ты разумный человек, то сам сможешь отсеять, что тебе нужно, а что — нет. Если это будет работать четко и без спама, то вообще круто. Но это явно случится не скоро.

Ованес, 25 лет, сотрудник университета:

— Одно дело — прогресс, делающий жизнь проще, но не исключающий социальную составляющую. Но другое дело, когда технологии убивают социальные контакты. Поход по магазинам, общение с заправщиками — это же целая культура. Ну а культура похода на рынок — это же просто национальное достояние. Уведомления — еще куда ни шло, но автоматическое заполнение холодильника будет влиять на твои гастрономические вкусы и предпочтения.

«Еще бы деньги сами собой зарабатывались»

Аида, 20 лет, студентка:

— Предполагаю, этот вопрос адресован к возможностям Интернета вещей. Безусловно, развитие данного тренда меня очень радует, ведь это удобно, экономит время. Еще бы деньги сами зарабатывались — и была бы вообще сказка. А если серьезно, с ростом проникновения технологий в нашу жизнь «плохим» дядям становится все легче подслушать вас, контролировать передвижения, и вот это, пожалуй, больше всего пугает во всех этих новшествах. Никто из нас не хочет понимать, что нажмешь за каким-то экраном кнопочку — и какой-то дядя получит выписку, что ты ешь, где бываешь, с кем бываешь и так далее. Меня уже сейчас пугает, когда Google предлагает мне рекламу товаров, речь о которых шла в переписке с моим другом во «ВКонтакте». Я считаю, что с Интернетом вещей должен еще идти попутный тренд — уважение персональных данных, частной переписки и их защита.

Вадим, 28 лет, банкир:

— Автозаполнение, бесконечные уведомления об акциях и персональные предложения — все это создано для ленивых и глупых людей. Я хочу сам принимать решения о том, что мне нужно, и ограничить проникновение новых технологий в повседневную жизнь. Личное общение дает куда больше простора для услуг и скидок, чем автоматизированный подход.

Основная проблема не в том, хотите вы или не хотите делиться данными, а в том, что у вас нет никаких механизмов даже понять, где и какие данные у вас берут.

«Согласие клиента все-таки нужно»

Сейчас вопрос состоит в том, как управлять согласием клиентов на использование информации, которая появляется при взаимодействии пользователей с окружающим миром. Начнем с простейшего: если вы пользуетесь кредитной картой, очевидно, что через нее проходят трансакции, которые банк, выпустивший эту карту, в том или ином виде идентифицировал. Поскольку эти операции связаны с фискальным учетом, они содержат не только информацию о том, кто вам продал соответствующий товар, но и данные о том, что у вас было в чеке. Обычно этого достаточно, чтобы понять, что вы в течение последнего месяца, например, активно интересовались темой ремонта и постоянно посещаете соответствующие магазины. Технически эту информацию может собирать система, которая отвечает за консолидацию и обработку больших данных. Более того, есть стартапы, которые предлагают уже готовые решения по интерпретации «следов» клиентского поведения. На основе вашей истории трансакций и по составу полученных чеков они могут сформировать ваш психотип. Кто этот человек — консерватор или инноватор? Он больше заинтересован в каких-то развлечениях либо, наоборот, домосед? При этом вся собранная информация за счет своего внушительного объема сложна для ручной обработки. Она должна анализироваться соответствующими программами, алгоритмами.

«На мой взгляд, скоро появится понятие «цифровой двойник», благодаря которому вы будете знать, кем являетесь в цифровом мире. Если вы будете видеть, где и как вы оставили свое согласие на обработку информации, то это даст вам возможность если не устранить полностью, то хотя бы частично наладить управление этими данными. Основная проблема не в том, хотите вы или не хотите делиться данными, а в том, что у вас нет никаких механизмов даже понять, где и какие данные у вас берут», — отмечает Алексей Чубарь.

«Банки меняют подход к своему бизнесу»

Благодаря большим данным и искусственному интеллекту банки уже начали менять подход к своему бизнесу. Сейчас передовые финансовые организации смотрят не в сторону универсального продукта, а в сторону возможности настраивать под каждого клиента оптимальное сочетание финансовых сервисов. Основной сложностью здесь является не применение data science либо машинного обучения, а готовность инфраструктуры, которая поддерживает работу, гибко настраиваться под задачи каждого клиента.

«Наш клиент mBank интересен тем, что они первые, кто начал анализировать и реально совмещать демографические данные по клиентам с традиционными данными о них. Банк смотрит, какие трансакции выполняет их потребитель. Кто-то, например, тратит на продукты 200 евро раз в неделю, кто-то — каждый день 20 долларов в магазине у дома. И соответственно, это разные сегменты людей, и для них должны быть разные таргетированные предложения. Так они анализировали до пяти тысяч переменных и создавали предиктивные модели. Дальше использовали кросс-селловые предложения в виде баннеров, всплывающих при работе с их интернет-банком», — говорит исполнительный директор SAP CIS Дмитрий Красюков.

«Будущее уже здесь, оно просто не так сильно распространено. Мы делали проект с транспортной системой Монреаля. Там был довольно большой пилот, который заключался в следующем: все пользователи транспортной системы, а это метро и автобусы, устанавливают приложение на свой смартфон. В этой программе они заводят свой профиль, пишут о своих предпочтениях — например, какие фильмы любят, чем пользуются, что им нравится и так далее. И потом, когда пользователь начинает идти по маршруту, в зависимости от его геопозиции, ему начинают поступать разные предложения. Например, вы подъезжаете к вашей конечной остановке, а через 20 минут в соседнем кинотеатре начинается фильм из раздела «Ужасы», который вам нравится, и у вас там скидка 5%. Таким образом, они подключили 1 400 различных компаний, ретейлеров, кафешек в эту систему», — рассказывает представитель SAP.

В России сложность внедрения подобных проектов в том, что они возникают на стыке отраслей или компаний. И это порождает вопрос, кто основной инициатор, который берет на себя управление проектом. Организациям очень сложно договариваться о том, как это должно выглядеть.

Наталья СТРЕЛЬЦОВА, Banki.ru