Заявление Агентства по страхованию вкладов о привлечении лиц, контролировавших Анкор Банк, к субсидиарной ответственности удовлетворено в апелляционной инстанции в отношении девяти из 15 лиц, фигурировавших в иске, свидетельствует информация на сайте АСВ.

Агентство в марте 2020 года подало в Арбитражный суд Татарстана заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам банка Антона Астахова, Любови Калежнюк, Артура Сафиулина, Николая Теплякова, Владимира Фесенко, Дмитрия Шестопалова, Игоря Горбунова, Айрата Забирова, Аркадия Комягинского, Андрея Коркунова, Ольги Мешалкиной, Сергея Некрасова, Эдуарда Баширова, Рушана Аляутдинова и Александра Дубинина в общем размере около 5,941 млрд рублей.

В январе текущего года Арбитражный суд Татарстана отказал в привлечении этих лиц к субсидиарной ответственности.

В сегодняшнем релизе АСВ сообщается, что Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд 11 июня 2021 года постановил привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам банка Коркунова, Фесенко, Комягинского, Забирова, Баширова, Некрасова, Шестопалова, Горбунова и Дубинина. Рассмотрение заявления в части определения размера субсидиарной ответственности приостановлено до окончания расчетов с кредиторами.

Напомним, что, в частности, Аркадий Комягинский был исполняющим обязанности председателя правления Анкор Банка. В правление также входили Айрат Забиров и главный бухгалтер Ольга Мешалкина. Основатель известного кондитерского бренда Андрей Коркунов, выступавший крупнейшим бенефициаром банка, возглавлял его совет директоров (в марте этого года сообщалось о признании его банкротом по иску АСВ от имени Анкор Банка). Антон Астахов, сын известного юриста и государственного деятеля Павла Астахова, также входил в число совладельцев банка. Владимир Фесенко и Александр Дубинин были членами совета директоров.

Как поясняло АСВ при подаче иска, в ходе конкурсного производства было установлено, что контролирующими лицами «совершались действия по формированию активов банка технической ссудной и дебиторской задолженностью, неликвидными ценными бумагами, ценными бумагами и недвижимым имуществом по завышенной стоимости, а также совершались действия по безвозмездному отчуждению денежных средств под видом приобретения ценных бумаг». Кроме того, несмотря на соответствующие основания, контролирующие лица не принимали меры в отношении контрагента банка, нарушавшего договорные обязательства, а также не принимали меры по предупреждению банкротства кредитной организации.

Лицензия у Анкор Банка была отозвана 3 марта 2017 года, в один день с лицензиями еще двух татарстанских банков: Татфондбанка и Интехбанка. По мнению экспертов, здесь сработал принцип домино, спровоцированный проблемами Татфондбанка. Комментируя ту серию отзывов лицензий, первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин говорил, что Анкор Банк не был связан с группой Татфондбанка, но панические настроения клиентов кредитных организаций Татарстана спровоцировали отток ликвидности. В апреле 2017-го Анкор Банк был признан банкротом, АСВ было назначено конкурсным управляющим.