Череда отзывов лицензий у немаленьких банков заставит задуматься многих: куда лучше вложить свои средства, чтобы не расстаться с ними навсегда?

Введение обязательного страхования вкладов частных лиц в 2005 году сыграло как положительную, так и отрицательную роли: повышение доверия населения к банковской системе в целом сопровождалось ростом безответственности вкладчиков при выборе финансового института для размещения сбережений. Охота за высокими ставками по депозитам без оглядки на устойчивость банка оправдывалась верой в то, что деньги по-любому возвратит АСВ, а если проценты по вкладу капитализировались с достаточной частотой, то АСВ возвратит и накопившуюся к моменту отзыва лицензии прибыль.

Последние месяцы уходящего года наглядно продемонстрировали, однако, как быстро может опустошить фонд страхования вкладов зачистка банковского сектора от слабых организаций, занимающихся нелегальной деятельностью: в новый год АСВ войдет, скорее всего, с наполовину опустошенным «кошельком». Еще несколько месяцев движения страховых средств такими же темпами – и ответственность перед вкладчиками вынужден будет взять на себя государственный бюджет Российской Федерации, о проблемах которого по исполнению майских указов Президента 2012 года тут говорить излишне.

Очевидно, критерии выбора банка необходимо ужесточать до тех же соображений, каковыми пользовался ответственный вкладчик до создания АСВ. В чем они заключались, если вкратце?

По большому счету, бессмысленно читать балансы банков в поисках дыр и пытаться прогнозировать, лопнет или не лопнет тот или иной банк из-за невозврата кредитов: доказательство тому было продемонстрировано Банком Москвы и Межпромбанком, которым на момент санации и банкротства были присвоены наивысшие среди российских банков рейтинги надеждности. Сотрудники рейтинговых агентств, несомненно, располагали как большей информацией, так и квалификацией, далеко превосходящей познания среднестатистического вкладчика. И тем не менее, банкам удалось скрыть от них характер выданных кредитов, позволивших их хозяевам и менеджерам безнаказанно вывести активы.

С другой стороны, история показывает, что даже с огромными дырами в балансах банки могут продержаться на плаву достаточно длительное время. Примерами могут служить как финансовый ландшафт Египта, так и российский... ВТБ, после кризиса 1998 года не досчитавшийся порядка 60% выданных кредитов в категории обслуживаемых корпоративными заемщиками. Главную роль в выживании таких организаций играет то, что не случается наплыва вкладчиков, требующих немедленного возврата средств. Это случается как благодаря доверию (например, к государственной организации), так и благодаря... незначительному объему средств, привлеченных от самой расположенной к панике категории – физическим лицам.

Отсюда и извлекается главная мораль для ответственного вкладчика: даже в отсутствии АСВ как такового, наилучшим банком для вложения средств является тот, доля вкладов физических лиц в пассивах которого – наименьшая! Причем совершенно неважно, является кредитная организация государственной или нет. (Хранение денег в «надежных» госбанках, вследствие ставок на уровне зачастую ниже инфляции,– не что иное, как медленное, постепенное убийство собственных сбережений.)

Заметим, что даже в случае разорения банка с небольшим объемом (не более 10-15%) средств, привлеченных от населения, физические лица как кредиторы первой очереди имеют наибольшие шансы вернуть депозиты через процедуру банкротства, так как даже самым ушлым владельцам не удается вывести перед крахом абсолютно все: собственность банка, резервы в ЦБ, выданные межбанковские и прочие работающие кредиты, которые заемщики банка погасят уже после отзыва лицензии у организации, скорее всего будут достаточны для того, чтобы расплатиться с первой очередью кредиторов.

Добавим, что банки с небольшой долей средств физических лиц в пассивах рано или поздно решают эту долю увеличить, привлекая вкладчиков повышенными ставками по депозитам. Разумеется, когда они достигают поставленной цели и доля средств физлиц увеличивается, благоразумно поискать следующий банк, стремящийся к той же цели.