Одними из самых бесправных лиц на сегодняшний день, на мой взгляд, являются авторы и правообладатели. История иллюстрирует нам множество примеров того, как гении, создавшие шедевры, которыми восхищается не одно поколение, прозябали в нищете. Множество примеров, когда автор не может защитить себя мы видим и сегодня. Законодатель, выполняя свои позитивные обязанности по обеспечению судебной защиты, тем не менее, не успевает за ростом и разгулом пиратства, особенно в сети интернет. Особую проблему составляет и то, что профессиональных юристов, специализирующихся на судебной защите прав авторов и правообладателей, не так много. Анализируя состав своих студентов, отмечу, что желающих углубленно изучать вопросы защиты интеллектуальной собственности, не так много. И связано это в первую очередь с тем, что эта сфера требует глубоких знаний не только норм материального и процессуального права, но и глубокого погружения в тонкости бухгалтерии, экономики и той сферы интеллектуальной собственности, которую предстоит защищать, ибо одним из уникальных способов защиты, установленных нормами ГК РФ является требование о компенсации, методика определения размера которой, увы, на сегодняшний день на законодательном уровне не установлена. И частенько в практике возникают ситуации, когда лицо, стремящееся защитить свое нарушенное право, получает «обратный результат» при наличии установленного факта нарушения прав интеллектуальной собственности. Вместе, как правило, с мизерной компенсацией, истец, права которого действительно нарушены, зачастую получает судебный акт о взыскании с него расходов на оплату услуг представителя ответчика, что в корне подрывает доверие к институту компенсации как таковому и ставит под угрозу саму идею защиты прав авторов и правообладателей в судебном порядке.

X Компенсация за нарушение исключительного права: азы для авторов и правообладателей.

Для начала уделим внимание такому способу защиты, как взыскание компенсации за нарушение исключительного права.
В действующем законодательстве (п.3 ст. 1252 ГК РФ) установлено правило о том, что при нарушении исключительного права автор или правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.
Цель института компенсации – защитить права авторов и правообладателей от недобросовестного поведения участников гражданского оборота.
При этом авторам и правообладателям необходимо знать следующее:
1. Такая мера ответственности может быть установлена только: а) в случаях, указанных в Гражданском Кодексе РФ и для б) для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации;
2. Компенсация взыскивается в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения в случае нарушения исключительного права на:
А) на произведение (ст. 1301 ГК РФ);
Б) объект смежных прав (ст. 1311 ГК РФ);
В) на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1406.1 ГК РФ);
Г) на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг (ст. 1515 ГК РФ);
Д) используемое наименование места происхождения товара или сходное с ним до степени смешения обозначение( ст. 1537 ГК РФ).
3. Правообладатель обязан доказать факт правонарушения, но при этом он освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков;
4. Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации;
5. Если права принадлежат одному правообладателю, суду предоставлено право снизить общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения, но при этом размер не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.
Таким образом, по задумке законодателя, цель такого способа защиты как взыскание компенсации – защитить права авторов и правообладателей от недобросовестного поведения участников гражданского оборота в случаях, указанных выше.

Коллизия между нормами о защите нарушенного права и процессуальным законодательством о взыскании судебных расходов.

Заявляя требование о защите нарушенного права и требуя компенсацию, истец (автор или правообладатель) должен помнить о том, что процессуальное законодательство установило правило о распределении судебных расходов. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
С одной стороны, как указывалось выше, законодатель не установил правил определения размера компенсации, освободив при этом истца от обязанности доказывать размер убытков. А с другой стороны, судебная практика выработала правило о том, что судебные расходы на оплату государственной пошлины относятся на истца пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации (п. 48 "Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав", утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015).
До недавнего времени аналогичное правило о пропорциональном распределении расходов применялось и при взыскании с проигравшей стороны расходов на услуги представителя, понесенных лицом, в пользу которого был принят судебный акт.
Например, в судебном порядке установлен факт нарушения прав автора или правообладателя. С нарушителя взыскана компенсация как мера ответственности за нарушение исключительных прав. Однако значительно ниже заявленного размера. Например, истец просил взыскать 5 млн. рублей, а суд взыскал 100 тыс., как это было в деле № А40-14914/2018. При этом в пользу ответчика с истца были взысканы расходы на оплату услуг представителя в общем размере 400500 рублей.
Таким образом, при наличии факта нарушения прав автора (правообладателя), истец рискует вместо получения с ответчика суммы компенсации, оплачивать его расходы на представителя, что ставит под угрозу сам смысл обращения в суд за защитой нарушенных прав автора и правообладателя.

X Исключения из правил для авторов и правообладателей.

Особый интерес для авторов и правообладателей представляет Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2020 по делу N 305-ЭС19-26346, А40-14914/2018, в рамках которого Верховный Суд РФ дал толкование примененным в деле нормам процессуального и материального права в части реализации права правообладателя на компенсацию за нарушение исключительных прав.
Так, судами всех инстанций был установлен факт нарушения исключительных прав истца. Однако вместо заявленных 5 млн. рублей компенсации было взыскано 100 тыс., т.е. фактически 2 % от цены иска. На этом основании, исходя из принципа пропорциональности, суд удовлетворил требования ответчика о взыскании с истца стоимости расходов на представителя в общем размере 400500.
Между тем, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя состоявшиеся судебные акты, указала на то, что институт компенсации как мера ответственности за нарушение исключительных прав призван защищать интеллектуальную собственность. Судами при рассмотрении спора по существу в полной мере признана правомерность претензий истца к ответчикам, однако при распределении судебных расходов судами не учтена суть возникших между сторонами материальных правоотношений и особенность заявленного требования о взыскании компенсации, не соотнесены размер взысканной компенсации и заявленных расходов.
Как правильно указала Судебная коллегия, взыскание с правообладателя расходов на оплату услуг представителя ответчика в полном объеме ограничивает в подобных случаях возможность защиты интеллектуальной собственности, и не только не обеспечиват восстановления имущественной сферы истца, но и не будет способствовать достижению публично-правовой цели - стимулированию участников гражданского оборота к добросовестному, законопослушному поведению, исключающему получение собственных преимуществ в предпринимательской деятельности с помощью неправомерных методов и средств. Сложившаяся в настоящем деле ситуация, выражающаяся в возложении на лицо, чье право было нарушено, обязанности выплатить в пользу одного из ответчиков сумму, превышающую в несколько раз взысканную с ответчиков в солидарном порядке компенсацию за допущенное ими нарушение, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.
Подобная ситуация, по мнению Судебной коллегии, противоречит пункту 4 статьи 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, и фактически препятствует правообладателю защищать свое нарушенное право в судебном порядке. К тому же, как отмечается в судебном акте от 26.02.2020г., арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон, что прямо вытекает из части 3 статьи 8 АПК РФ, но не было учтено при рассмотрении дела.
Таким образом, полагаем, что для авторов и правообладателей данное Определение Судебной коллегии имеет огромное значение в деле защиты их имущественных интересов.

Принцип справедливости для авторов и правообладателей: есть нарушение – ответственность нарушителя должна быть полной.

Принцип справедливости - один из основных принципов судопроизводства. У ответчика, на мой взгляд, вообще нет права на требование о взыскании с истца расходов на представителя при доказанном факте нарушения исключительных прав истца. Иначе смысл судебной защиты нарушенных прав в сфере интеллектуальной собственности теряет свое значение. Если исключительное право автора и правообладателя нарушено, нарушитель должен нести установленную Законом ответственность. Взыскание компенсации ниже заявленного размера при наличии доказанного факта нарушения исключительных прав автора или правообладателя не означает наличия тех правовых последствий для распределения судебных расходов исходя из принципа пропорциональности, установленного процессуальным законодательством. Частичное удовлетворение иска и снижение судом размера компенсации за допущенное нарушение – это разные правовые последствия для применения положений процессуального законодательства о распределении судебных расходов. Истец, доказавший факт нарушения ответчиком своих исключительных прав, должен быть уверен в том, что его имущественная сфера не пострадает, а потому при взыскании судебных расходов, суды, на наш взгляд, должны исходить не из принципа пропорциональности удовлетворения исковых требований, а из принципа справедливости и доказанности или недоказанности факта нарушения исключительных прав со стороны ответчика.
Нужно исходить из истоков проблемы. Есть нарушение – должна быть ответственность нарушителя без наличия у последнего возможности переложить на истца свое бремя расходов за услуги представителя при наличии доказанного факта нарушения прав истца в сфере интеллектуальной собственности.