Рис.1. Графики надежности инструментов по версии Сбербанка и InvoiceCafe

Продолжим сравнивать по уровню риска краудлендинг (в т.ч. краудфакторинг) с высокодоходными облигациями Мосбиржи.
Напомню, предыдущие посты (Части 1 - 4 ) сравнения по доходности можно посмотреть здесь на Банки.ру в моем блоге https://www.banki.ru/blog/invoice_cafe/. Следующая Часть 6 будет посвящена сравнению по параметру ликвидности.

Высокодоходные облигации (ВДО) на Мосбирже относят к условному 4-му эшелону, который также называется «мусорным» (Junk bond). Хотя на русском языке такое определение выглядит оскорбительным, это всего лишь общепринятый биржевой термин. Примеры облигаций других эшелонов: 1-й эшелон (Сбербанк), 2-й (КАМАЗ), 3-й (Гипермаркеты О’Кей). Соответственно, облигации этих эмитентов отличаются доходностью и уровнем риска (от 1-го эшелона к 4-му растет как доходность, так риск дефолта эмитента).

Эмитенты облигаций 4-го эшелона, как и компании-заемщики в краудлендинге, не имеют публичных кредитных рейтингов, и инвестору трудно оценить их надежность. Однако, в отличие от заемщиков в краудлендинге, эмитент облигаций Мосбиржи проходит аудит от организаторов выпуска. У мелких компаний это чаще всего брокерские и инвестиционные дома, порой не очень известные. Понятно, что аудит в такой ситуации может быть ангажированным (т.е. не вполне объективным), и это тоже надо принимать инвестору во внимание.


Рис.2. Графики надежности ВДО-облигаций по отраслям

На графике, предоставленном InvoiceCafe, сделан анализ дефолтов облигаций на Мосбирже по отраслям деятельности заемщиков с 01.01.2018 – 01.04.2019. Как видно, дефолты случаются с заемщиками из многих отраслей, но лидируют финансовые компании (МФО и лизинг) и компании, деятельность которых биржей не уточнена.

За время с 01.01.2018 по 01.04.2019 произошло около 300 дефолтов облигаций (включая техдефолты, т.е. существенные просрочки) из общего числа примерно 1500 облигаций, торговавшихся за это время на Мосбирже. На первый взгляд, «средняя температура по больнице» в части дефолтов облигаций сходна с краудлендингом — тоже около 80% возврата, но совершенно ясно, что дефолты пришлись не на Сбербанк и Роснефть, а на облигации 3-го эшелона и облигации ВДО.

Что можно предпринять инвестору? Чтобы по возможности обезопасить себя от дефолтов ВДО, в руках инвестора есть такой замечательный инструмент как торговый терминал брокера. Иными словами, инвестор может воспользоваться «безопасным участком жизни долга», покупая высокодоходные облигации на относительно короткое время и затем продавая. Трейдеры говорят о такой практике так: «проехаться на выгодной бумаге».

Как известно, самыми сложными периодами для облигаций являются оферты и погашения, а также даты выплат по купонам, если там крупные суммы к выплате. Если у эмитента дела в бизнесе не айс, и оперативно перекредитоваться не получается, то вначале возникает технический дефолт (просрочка выплаты купона), а затем и полный дефолт облигаций. Соответственно, для минимизации рисков инвестор может покупать высокодоходные облигации сразу после размещения, некоторое время держать их, — рекомендуют до полугода-года, — затем продавать их обратно на бирже. При этом купонные выплаты (если были) и накопленный купонный доход (НКД) остаются с инвестором.

.
Цитата
Инвестор в высокодоходные облигации может управлять уровнем риска, вкладываясь в эмитентов из наименее рисковых отраслей (См.график), а также минимизируя срок владения конкретной облигацией.


Выводы
Надежность инструментов краудлендинга и высокодоходных облигаций имеет близкие характеристики, что нашло отражение на графике «Риск/Доходность». В облигациях у инвестора больше гибкости, а в краудлендинге выше потенциальная доходность (см. Часть 1). Именно за счет более высокой потенциальной доходности вложения в краудлендинг автор считает более рискованными.

Если инвестор принимает решение вложиться в краудлендинг, стоит выбирать площадку, где есть внутренний скоринг заемщиков, возможность самостоятельного выбора их из списка, а также понятная бизнес-модель (факторинговое финансирование исполненных торговых сделок, сбор средств на заявки по госконтрактам, и т.п.)